«

»

июня 28 2016

Распечатать Запись

У истоков владимирской тяжеловозной породы

У истоков владимирской тяжеловозной породы
3 votes, 5.00 avg. rating (99% score)

У истоков владимирской тяжеловозной породы. К 130-летию открытия Владимирской заводской конюшни в Гавриловском посаде.

828-5     Многие владимирцы по сей день пребывают в убеждении, что знаменитые тяжеловозы выведены в их замечательном городе. И это их мнение укрепляется постоянной и трогательной заботой о брендовой для владимирцев породе лошадей со стороны действующего губернатора Светланы Орловой, с одной стороны, и отсутствием внятной и достоверной исторической информации по этому вопросу – с другой. Но гаврилово-посадцы хорошо знают, что родиной этой породы является наш город. Вспомним страницы истории.

 

 

Мощный импульс развитию коневодства в 80-е годы позапрошлого века придало бурное развитие промышленности в России. Причём, решительным образом менялись акценты с военных нужд на народно-хозяйственные. И крестьяне, и промышленники в равной мере были заинтересованы в создании сильной и выносливой лошади «рабочего сорта». Во Владимирской промышленно-аграрной губернии эта потребность ощущалась особенно остро. Заботу в решении проблемы здесь принял на себя корреспондент главного управления коневодства по Владимирской губернии князь А.Б. Голицын. Александр Борисович, предки которого имели давние связи с Гавриловским посадом и бывшим дворцовым Гавриловским же конным заводом, пребывавшим последнее десятилетие в запустении, сразу остановил свой выбор на нём как базе для создания племенной конюшни. После необходимых ремонтных работ заводская конюшня приступила к работе летом 1886 года. И люди, и кони для нового предприятия подбирались по принципу «с бору по сосенке».

Итак, сначала о людях. Они, стоявшие у начала великого дела, достойны быть названными поимённо.

Управляющим с первого дня и в течение 16 лет был Мациевич Владислав Ксаверин Иосифович – поляк по национальности, потомственный дворянин, уроженец г. Гомеля. 1855 года рождения, старший ветеринарный врач, выпускник Харьковского ветеринарного института. До этого Мациевич успел поработать в г. Рыбинске, где, очевидно, и смог зарекомендовать себя в глазах руководства. В конце 1890-х он уже был вдов. Жил с 70-летней матерью, 40-летней сестрой Францизкой и двумя сыновьями – Иосифом, родившимся ещё в Рыбинске, и семилетним Иваном (Яном). Мать его, Паулина-Пелагея Ксавера Эмериковна, с мальчиками часто отлучалась то в Могилёв, то в Воронежскую губернию, где, очевидно, имела родственников. При семье жила 30-летняя кухарка Анна Ивановна Козина из Шуйского уезда, которая, кроме кулинарии, преуспела также в плетении кружев. Ближайшими же помощниками управляющего были: Козмин Константин Иванович, присланный сюда из Казани. Он тоже ветеринарный врач, но младший. Да и по возрасту (27 лет) значительно уступал управляющему. По должности он значился как чиновник. Из Казани он привёз с собой и прислугу – 19 летнюю Елену Антоновну Аристову, которая, кроме того, числилась по штатному расписанию конюшни заведующей хозяйством; Сперанский Фёдор Флегонтович, 24-летний попович, окончивший в Гороховце курс 3-х классного училища министерства народного просвещения, исправлял должность письмоводителя и жил здесь «под надзором» старшей сестры Таисии Флегонтовны.

Очень важную в конюшенной иерархии должность старшего нарядчика исполнял Краснов Николай Иванович, родившийся в 1858 году в Пронском уезде Рязанской губернии. Жил он не при конюшне, а своим домом в Гавриловском посаде с женой Еленой Ивановной и детьми.

Младшим нарядчиком был Серов Сергей Тимофеевич, родившийся в Симбирской губернии в один год (1870) с В.Ульяновым (Лениным). Жил при конюшне с женой и ребятишками.

Переходим к конюхам, в большинстве своём местным. Старшим конюхом был назначен Корнилов Дмитрий Фёдорович, уроженец нашего же Суздальского уезда деревни Санцово, что в Кибергинской волости. Жил он с сыном Сергеем, который с 17-летнего возраста также числился в конюхах. А всего Сергей Дмитриевич проработал на родной конюшне более 50 лет!

Из Суздальского же уезда были конюхи: Крюковский Егор Павлович, Софронов Егор Фёдорович (с.Воймига), Морев Павел Андреевич, Задворнов Иван Макарович, Чернов Григорий Ефимович (с.Шекшово). Последний заслуживает отдельного очерка как по значимости своего вклада в дело коневодства, так и уникальности биографии. (Григорий Ефимович, оставшись многодетным вдовцом, в 20-е годы женится на Марии Карловне Ярковской, вдове расстрелянного в Петрограде в 1918 году Витольда Ивановича Ярковского, – руководителя авиастроения в дореволюционной России. До самой его смерти (ок.1936г.) в семье Г.Е.Чернова здесь, при конном заводе, воспитывалась дочь известного учёного и деятеля авиационной отрасли вместе с общей дочерью Григория Ефимовича и Марии Карловны – Лениной Григорьевной (род. 03.07.1824г.).

Софронов Фёдор Михеевич из Воймиги, как и Куликов Ефим Абрамович из села Жадинское, также пришли на конюшню 17-летними юношами. Варикин Самойлов тож Николай Игнатьевич – из с. Лбово Юрьевского уезда, Григорьев Платон Васильевич из Лычёва, но не из нашего, а того, что в Кибергинской волости, но нашего же, Суздальского уезда. Горохов Дмитрий Васильевич на должность конюха Владимирской конюшни променял жительство в Звенигородском уезде Московской губернии. Захаров Шелепов тож Александр Захарович из наших, – из села Загорья; Демидов Иван Михайлович из исчезнувшей ныне деревни Ескино, бывшей в Бородинской волости; Коробенин Василий Иванович из Шекшова; Титов Яков Иванович из села Ивачёва Юрьевского уезда, Ершов Василий Егорович из Сербилова; Ладанов Андрей Михайлович из Большой Уронды; Семёнов Никифор Андреевич из Кибергинской волости; Ларин Фёдор Михайлович из Спасского уезда Рязанской губернии; Демидов Алексей Семёнович из упоминавшейся деревни Ескиной; Субботин Николай Васильевич из Лобцова и замыкает список один из самых молодых (1878г.р.) конюх с выразительной «лошадиной» фамилией Жеребёнков Егор Васильевич из Воймиги, где с давних лет освящён храм в честь покровителей лошадей, Св. Фрола и Лавра. Как видно из списка, самым «старым» на момент открытия конюшни из её служителей был управляющий – 34 года. Подавляющее же большинство – откровенно комсомольского возраста, – готовые горы свернуть. Вот они – то, естественно, при активной поддержке «сверху», и заложили основу, фундамент богатырской породы коней.

Если с людьми, стоявшими у нового дела всё более-менее ясно, посмотрим, как обстоял вопрос комплектования конского поголовья и каким образом осуществлялась поддержка «сверху».

Хотя и Голицын, и чиновники государственного конезаводства ясно осознавали цели и задачи предстоящей селекционной работы, осуществлять её приходилось, исходя из реальных условий. А реальность была такова, что Россия, преуспевшая в селекции верховых (чем занимался прежде в течение 250 лет Гавриловский дворцовый завод), а также рысистых (граф Орлов и другие), заметно отставала от Европы в качестве лошадей «рабочего сорта». Поэтому не случайно, что первые кони, поступившие на нашу конюшню, были отнюдь не тяжеловозами. Их просто негде было взять. В книге жеребцов Владимирской заводской конюшни, заведённой в том же 1886 году, под №1 значится жеребец Громобой, родившийся на знаменитом Хреновском заводе, «сорта верхового», с тавром в виде императорской короны. Такого же «сорта» были и жеребцы Гайдамак, Рыцарь, Казарин и Радиус. Затем следуют рысаки: Незабвенный, Варнак, Улан, Удалой, Уголёк и т.д. И только с №80 начинаются представители европейских тяжеловозных пород: Кланки – арденнской породы из Бельгии, суффольк Максим с Петербургского аукционного торга, Браге – датской породы из Дании. Правильно, в Дании если не Гамлет, то Браге (Тихо Браге – великий датский астроном ). Под №90 и96 Дандемон и Кервик – клейдесдали из Англии. И если вначале и отечественные, и европейские кони поступали к нам через знаменитые заводы Деркульский, Ново-Александровский, Починковский и др., то, начиная с 1899 года, уже напрямую, как из – за рубежа, так и с отечественных частных и государственных заводов и ферм, в том числе и Императорских. Лошадей для конюшни приобретали за рубежом, например, во Франции великие князья (Н.Н.Романов старший и др.), дарил князь А.Б. Голицын со своей конюшни, в с. Симы. По нашим подсчётам, только из Англии за всё время существования Владимирской заводской конюшни поступило более 130, а всего до 1917 года поступило 275 коней. Наряду с селекционной работой, результаты которой триумфально увенчались через 60 лет созданием породы, перед конюшней в те годы стояли насущные задачи по обеспечению высокопородными производителями крестьянских и помещичьих хозяйств, а также промышленных и торговых предприятий в городах. И с этой задачей Владимирская заводская конюшня с честью справлялась. Жеребцы – производители отправлялись отсюда на случные пункты в самые дальние города и уезды губернии: Муром, Переславль, Покров, Иваново-Вознесенск и другие. Приобретались кони для конюшни и в советские годы. Так, в 1934 году сюда прибыл с Починковского завода знаменитый Глен Эльбин (род.20 мая 1923 года), ставший родоначальником одной из главных линий породы Владимирских тяжеловозов. Сохранившаяся книга племенных жеребцов, в которую с 1886 по 1904 год прекрасным уверенным почерком на русском, а иногда и на французском (если сопроводительные документы приходили из Франции или Бельгии), управляющий В.Мациевич собственноручно заносил всевозможные данные, являющиеся важным материалом для историков отечественного коневодства. С 1904 года Мациевича на его посту сменил Георгий Иванович Аудум. Но это уже следующая страница в четырёхвековой истории старейшего предприятия края.

Б. ВОЛЧЕНКОВ,
старший научный сотрудник
муниципального краеведческого музея.

Источник: Газета “Сельская правда”, 18 июня 2016 года.

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gavposad-kraeved.ru/u-istokov-vladimirskoj-tyazhelovoznoj-porody/

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.