«

»

Окт 05 2014

Распечатать Запись

Прозоровский Виктор Васильевич, участник Первой мировой войны

Прозоровский Виктор Васильевич, участник Первой мировой войны
10 votes, 5.00 avg. rating (99% score)

Прозоровский Виктор Васильевич, участник Первой мировой войны, становой пристав 2-го стана Юрьевского уезда (Симская, Мирславская, Аньковская, Городищенская, Глумовская и Паршинская волости)

составлено по материалам статьи Н.А. Зонтикова “Борис Викторович Прозоровский: судьба человека”

Виктор Васильевич Прозоровский родился 1 октября 1875 года в городе Юрьев-Польском, уездном центре Владимирской губернии.
4 октября в Покровской церкви Юрьев – Польского состоялось его крещение, во время которого он был наречён Виктором. Родители его «Юрьевской почтовой конторы сортировщик Василий Михайлов Прозоровский и законная жена его Людмила Михайлова, оба православные».

Юрьев-Польский. Панорама

Юрьев-Польский. Панорама. Фотография с сайта “Наше Ополье”

Виктор Васильевич имел брата Дмитрия и сестру Марию. Их родители рано ушли из жизни, и детей поднимали дальние родственники. Дмитрий стал кадровым офицером, а Мария (1877-1956 гг.) в начале 1910-х гг. преподавала рукоделие в частной женской гимназии М. И. Крамаревской в Иваново-Вознесенске, а в конце 1920-х гг. жила в семье Виктора Васильевича и была «технической служащей» в Марковской начальной школе.
О себе Виктор Васильевич потом напишет: «Образование получил в высшем городском и техническом училищах». В середине 1880-х годов он поступил в Юрьев-Польское городское трёхклассное училище, обучение в котором было платное и продолжалось шесть лет.
Своё образование Виктор Прозоровский продолжил во Владимире. В 1890 году он поступил во Владимирское земское ремесленно-техническое училище И. С. Мальцова, которое находилось на Большой Московской улице (современный адрес: ул. Московская, д. 27).

Владимирское земское ремесленно-техническое училище И. С. Мальцова

Владимирское земское ремесленно-техническое училище И. С. Мальцова

Училище это, созданное по завещанию и на средства Ивана Сергеевича Мальцова (1807-1880 гг.) – дипломата, фабриканта и действительного тайного советника, было возведено в 1884-1885 гг. Оно открылось 15 ноября 1885 года, в этот день его первые 30 учеников приступили к занятиям. Училище являлось всесословным, платы в нём с учащихся не брали. К началу XX века учебное заведение на Большой Московской было одним из лучших ремесленных училищ России.. Виктор Прозоровский проучился в училище пять лет и окончил его в 1895 году.
В советское время в бывшем училище И. С. Мальцова разместил¬ся Владимирский авиамеханический техникум, которому было присвоено имя А.В.Велышева – комиссара крейсера «Аврора», учившегося в училище в 1908-1913 гг.

В 1895-1897 гг. Виктор Васильевич служил преподавателем во Владимирской ремесленной школе.
10 ноября 1897 года его призвали на военную службу, которая продолжалась четыре года. Большую часть этого срока Виктор Прозоровский провёл в Москве на артиллерийском складе. Он был уволен в запас 30 сентября 1901 года.
10 ноября 1901 года В. В. Прозоровский поступил на службу по ведомству государственного контроля. С1 января 1902 года он служил во Владимирской контрольной палате, а затем перешёл на службу в МВД, в полицию. С 19 августа 1903 года Виктор Васильевич заступил временно исправляющим должность надзирателя в посёлке при фабрике Собинской мануфактуры Владимирского уезда. С 5 апреля 1905 года он стал полицейским надзирателем в этом же посёлке.
23 мая 1905 года В. В. Прозоровский был перемещён в губернский Владимир на должность помощника пристава первой части.

В.В. Прозоровский.1906 год

В.В. Прозоровский.1906 год

Согласно Всероссийской переписи 1897 года, во Владимире проживало 28 с половиной тысяч человек. В городе имелся традиционный комплект учебных заведений: Владимирская духовная семинария, Владимирское духовное училище, Епархиальное женское училище, мужская губернская гимназия, земская женская гимназия, земское ремесленное училище И. С. Мальцова и др. В1861 году через Владимир прошла Московско-Нижегородская железная дорога, соединившая город вначале с Москвой, а затем с Нижним Новгородом. У подножия кремлёвских валов находилось возведённое в 1861 году двухэтажное здание железнодорожного вокзала. Во Владимире были расквартированы два полка: 9-й гренадерский Сибирский и 10-й гренадерский Малороссийский. На окраине города пребывала известная Владимирская каторжная тюрьма, она же – Владимирская центральная тюрьма (или Владимирский централ).
Возглавлял Владимирскую губернию упоминаемый выше губернатор Иван Михайлович Леонтьев, а губернским предводителем дворянства был князь Александр Борисович Голицын.
В начале XX века Владимир, несомненно, являлся одним из самых красивых губернских городов. Все в нём напоминало о тех временах, когда он был стольным градом Владимиро – Суздальской Руси. На раскинувшихся над Клязьмой холмах, среди множества садов, возносились монументальный Успенский кафедральный собор, Дмитриевский собор, уникальные Золотые ворота, главы нескольких монастырей и большого количества церквей.
Во главе Владимирского городского полицейского управления стоял полицмейстер Василий Авимович Иванов. В полицейском отношении Владимир делился на две части – первую и вторую (их можно сравнить с советскими районными отделами МВД). Первую часть возглавлял пристав Дмитрий Николаевич Бунин, одним из трёх помощников которого и стал Виктор Васильевич Прозоровский.
В другое время перевод из Собинки в губернский город означал успех и продвижение по службе. Однако в мае 1905 года перевод во владимирскую полицию, говоря языком нашего времена, можно было приравнять к службе в горячей точке.
Великая смута начала XX века, вошедшая в историю как Первая русская революция 1905-1907 гг., не обошла, разумеется, и Владимир. Своего пика революционные события в городе достигли в октябре 1905 года. В начале октября страну охватила Всероссийская октябрьская политическая стачка, проходившая вод лозунгами свержения самодержавия, созыва Учредительного собрания в установления демократической республики. 10 октября прекратили работу железнодорожники всех губерний, прилегающих к Москве, в том числе и Владимирской. Стачка постепенно затихла после Манифеста императора Николая П от 17 октября 1905 года, которым населению страны даровались основные политические права и свободы. Данный Манифест, как известно, вызвал кровавые столкновения в целом ряде губернских городов, в том числе и во Владимире. 18 октября 1905 года в центре города состоялся митинг, устроенный представителями революционных партий. В тот же день представители крайне правых организаций жестоко избили ряд революционеров, а их квартиры подверглись разгрому. Обострение обстановки привело к закрытию на несколько недель практически всех учебных заведений Владимира. Весь октябрь, ноябрь и декабрь забастовки и столкновения проходили во многих местах губернии. Над Россией в то время встал зловещий призрак братоубийственной Гражданской войны… Естественно, что основная тяжесть по поддержанию порядка во Владимире в те роковые дни легла на чинов городской полиции, в том числе и на Виктора Васильевича. Лишь после подавления в декабре 1905 года Московского вооруженного восстания революционная волна постепенно пошла на спад.
В. В. Прозоровский прослужил во Владимире около двух лет. 1 декабря 1907 года он был назначен исправляющим должность пристава 2-го стана Юрьев -Польского уезда с центром стана в с.Сима, а 15 марта 1910 года приказом владимирского губернатора утверждён в должности пристава этого стана. Можно предположить, что Виктора Васильевича, как добросовестного и ответственного работника, заметил губернский предводитель дворянства князь А. Б. Голицын и рекомендовал назначить становым в Симу.
«Становой пристав – полицейская должность, учреждённая в 1837 г. Становой пристав возглавлял следствие, судебно-полицейские, исполнительные и хозяйственно-распорядительные дела в стане. Подчинялся уездному исправнику <…> назначался, переводился и увольнялся губернской администрацией. <…> Становой пристав был местным исполнителем предписаний уездной полиции и непосредственным блюстителем общественной безопасности, спокойствия и порядка».

В.В. Прозоровский, становой пристав

В.В. Прозоровский, становой пристав

Становой пристав – это нечто среднее между советским сельским участковым милиционером, в чьём ведении находилось несколько населённых пунктов, и начальником райотдела МВД – ответственным за целый район. В начале XX века в Юрьев -Польском уезде имелось два становых пристава. Во 2-й стан, которым ведал Виктор Васильевич, входило шесть волостей: Симская, Мирславская, Аньковская, Городищенская, Глумовская и Паршинская (всего в уезде было 14 волостей.
В Симе Виктор Васильевич встретил свою будущую жену – Надежду Николаевну Молчанову, дочь священника Николая Молчанова.

Прозоровская Надежда Николаевна

Прозоровская Надежда Николаевна

Глава местной полиции и земская учительница полюбили друг друга, и Виктор Васильевич сделал Надежде Николаевне предложение.
Почему-то венчание молодых состоялось не в Симе, не в Юрьев-Польском и не во Владимире. 22 июля 1912 года Виктор Васильевич и Надежда Николаевна обвенчались в Москве в известной Николо-Явленской церкви на Арбате. Виктору Васильевичу в то время было тридцать шесть лет, Надежде Николаевне – двадцать. Почему молодые обвенчались именно в Москве, точно неизвестно. Можно предположить, что это произошло по приглашению покровительствующего семье Молчановых старого князя Александра Борисовича Голицына, проживавшего в Москве. Узами брака Виктора Васильевича и Надежду Николаевну сочетал настоятель Николо-Явленской церкви протоиерей Василий Соколов.

Москва. Церковь Николы Явленного

Москва. Церковь Николы Явленного

Виктор Васильевич Прозоровский и Надежда Николаевна Молчанова обвенчались здесь 22 июля 1912 года.

Счастливая семейная жизнь Виктора Васильевича и Надежды Николаевны продолжалась всего два года – т.е. вторую половину 1912-го, весь 1913-й и первую половину 1914 года.

В. В. Прозоровский постоянно пропадал на службе. Вспомним, что территория его стана составляла примерно половину Юрьев – Польского уезда и поэтому всевозможных хлопот хватало. Из служебной биографии Виктора Васильевича нельзя не отметить эпизод, когда в мае 1913 года его командировали во Владимир для несения охранной службы во время торжеств в честь 300-летия царствования Дома Романовых.
16 мая 1913 года по дороге из Москвы в Нижний Новгород Владимир посетил император Николай II с семьёй (из Нижнего Новгорода царская семья должна была поехать по Волге с остановками в Костроме и Ярославле, а затем по суше – через Ростов Великий, Переяславль – Залесский и Сергиев Посад – проследовать в Москву). Царский поезд подошёл к перрону Владимирского вокзала в 13 часов дня.
«Владимир <…> – писал в своих воспоминаниях товарищ министра внутренних дел генерал В. Ф. Джунковский, – встретил царскую семью во всём своём блеске и величии. На вокзале царский поезд был встречен гражданскими и военными властями. Государь был в форме лейб-гренадерского Екатеринославского полка, и, выйдя из вагона, принял почётный караул от 9-го гренадерского Сибирского полка и, обойдя встречавших, со всей своей семьёй в двух автомобилях проследовал по улицам города среди ликующей толпы народа, войск и учащихся в Успенский собор. Здесь государь был встречен архиепископом Владимирским Николаем и, прослушав краткое молебствие, приложился к чудотворной иконе Владимирской Божией Матери, точной копии с древнейшей иконы, хранившейся тогда в Успенском соборе в Москве».
После Успенского царь посетил Дмитриевский собор и с дочерьми отправился в Суздаль. «День этот, – продолжает В. Ф. Джунковский, так торжественно начатый в г. Владимире, был поистине праздником всего Владимирского края, так как народ, стекавшийся со всей губернии и не попавший в самый Владимир, толпами шёл и располагался по тридцатичетырехвёрстному шоссе от Владимира до Суздаля и от Суздаля до Боголюбова. На эту же дорогу выходили и крестные ходы, и ученики сельских школ, и по старому русскому обычаю на перекрестках дорог и против своих изб крестьянки ставили стол с хлебом-солью».
В Суздале Николай II посетил собор и три монастыря. На могиле князя Д. М. Пожарского в Спасо – Евфимиевом монастыре в его присутствии отслужили литию. В 19 часов из Суздаля царь прибыл в Боголюбово. «По дороге в оба конца, – отметил Николай II в своём дневнике, – народ выходил из сёл и деревень с иконами». Здесь он принял ряд депутаций от земства, хуторян, крестьян, обошёл волостных старшин. Поздно вечером из Боголюбова император убыл в Нижний Новгород.
16 мая во Владимире Виктор Васильевич, наверняка, впервые видел государя Николая II. Несомненно, этот праздничный майский день, наполненный гулом владимирских колоколов, остался в его памяти на всю жизнь. Правда, уже через несколько лет его участие в праздновании 300-летия Дома Романовых пришлось скрывать. Если бы в 1929 году следователь из ОГПУ докопался до данного факта в биографии Виктора Васильевича, то это, скорее всего, обошлось бы ему в пару лишних лет лагеря.
Во встрече царя во Владимире в качестве Юрьев – Польского предводителя дворянства участвовал и Борис Александрович Голицын со своей женой Надеждой Михайловной. Когда императорский поезд остановился у перрона, княгиня Н. М. Голицына вместе с супругами командира расквартированного во Владимире Сибирского полка и городского головы поднесла букеты цветов императрице Александре Фёдоровне и четырём великим княжнам – Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии.

17 сентября того же 1913 года у Виктора Васильевича и Надежды Николаевны родился первенец – сын Борис.

Прозоровский Борис Викторович – заслуженный учитель РФ, Почетный гражданин Ивановского и Ильинского районов Ивановской области. Родился в 1913 году, умер в 2005 году. Родина – село Сима Юрьевского уезда Владимирской губернии, ныне – Юрьев – Польского района Владимирской области.
Жизненная канва Бориса Викторовича Прозоровского.
17 сентября (ст.ст.) 1913 года в селе Сима Юрьевского уезда Владимирской губернии в семье пристава 2-го стана Юрьевского уезда Владимирской губернии коллежского секретаря Виктора Васильевича Прозоровского и учительницы Марковской земской школы Симской волости Надежды Николаевны Прозоровской родился сын Борис.
20 сентября 1913 года крещён в Богоявленском храме села Сима. Таинство крещения совершил дед, священник Николай Молчанов. Восприемники: князь Борис Александрович Голицын и княжна Татьяна Александровна Голицына.
1919 год. Поступил в первый класс Марковской советской школы 1-й ступени. Учительница – Н.Н. Прозоровская.
1924 год. Поступил в советскую школу 2-й ступени в Симе.
1928 год. Поступил в Юрьев-Польскую девятиклассную школу 2-й ступени с педагогическим уклоном, которая готовила учителей школ 1-й ступени.
1929 год. Окончил Юрьев-Польскую школу и поступил на 3-й курс школьного отделения Иваново – Вознесенского педагогического техникума.
21 ноября арестован отец.
1930 год. Исключен из педагогического техникума за соцпроисхождение.
Февраль. Заключение В.В. Прозоровского в концлагерь.
1 июня – 1 августа. Заведующий детской дошкольной площадкой №30 Ивановского гороно (при саде 1 Мая г.Иваново).
Сентябрь. В составе бригады педтехникума уезжает в Кинешемский район для практической работы (проводят собрания, организуют курсы ликбеза, распределяют обувь и пр.).
1931 год. 1 марта назначен учителем и заведующим Лемеховской Начальной школы Некоузского района Ярославской области.
Июль. Восстановлен в правах студента.
1932 год. Принят в комсомол.
15 февраля Некоузским РОНО переводится в Бекренскую школу крестьянской молодежи (ШКМ) как выдвиженец преподавателем физики, химии и биологии.
11 июля получает удостоверение об окончании в 1931 году Иваново-Вознесенского педагогического техникума.
18 августа назначается директором Бекренской неполной средней школы (НСШ) – бывшей ШКМ.
1933 год. 5 июля возвращается из лагеря отец, освобожденный по состоянию здоровья.
1936 год. 15 июля вступает в брак с Александрой Ивановной Смирновой (1917, д.Скрябино Некоузского района Ярославской области – 2009, с.Котцыно Ивановского района Ивановской области).
Осень. Тяжело болеет брюшным тифом.
1937 год. 5 февраля по результатам аттестации при Некоузском РОНО Ярославское Облоно присваивает звание учителя 5 – 7 классов средней школы.
Июнь. Исключается из комсомола “за сокрытие социального происхождения и политическую беспечность”.
18 июля родилась дочь Нина.
Лето. Переезжает с женой и дочерью к родителям в Николо-Дор.
24 августа снят с должности директора Бекренской школы.
3 сентября назначается учителем физики, химии, географии и исполняющим обязанности помощника директора по учебной части Щенниковской неполной средней школы.
28 октября арестовывается и заключается в Рыбинскую тюрьму.
1938 год. 25 апреля переводится в Ярославскую тюрьму.
2 сентября предъявляется обвинение как “участнику шпионской повстанческой группы, существовавшей в Некоузском районе”.
12 сентября приговаривается к расстрелу.
3 октября принято решение о возвращении дела на доследование.
26 ноября принято постановление о прекращении дела и освобождении.
28 ноября освобождается из заключения.
1939 год. 3 ноября родилась дочь Валентина.
1940 год. Поступает в Московский государственный Центральный институт заочного обучения иностранным языкам (позднее Центральные курсы иностранных языков).
1941 год. 31 июля мобилизован в ряды Советской армии и направлен во Владимирское военно-пехотное училище.
Октябрь. В звании старшего сержанта отправлен на фронт в г.Тамбов, в 19-ю стрелковую бригаду.
Зима. Участие в обороне Москвы на Можайском и на Волоколамском направлениях.
27 декабря при обороне деревни Кожухово Калужской области контужен и захвачен немцами в плен.
1942 год. Январь. Лагерь военнопленных №130 в г.Рославле Смоленской области.
1943 год. Октябрь. Лагерь военнопленных в г.Барановичи.
1944 год. Январь. Лагерь военнопленных в г.Вильно.
Август. Переселенческий лагерь 4В и 4С в Судетской области, города Теплиц и Мюльберг.
Октябрь 1944 – апрель 1945г. рабочая команда Шенфельд.
1945 год. 29 апреля освобожден из плена.
10 мая направлен в сборно-формировочный пункт в г.Заган.
15 мая зачислен на должность командира отделения комендантского надзора военной комендатуры г.Прибуса.
12 июля зачислен на должность санинструктора в 23-ю Подвижную ремонтную мастерскую Гвардейских минометных частей 1-го Украинского фронта.
31 октября демобилизован.
1946 год. Январь. Заведующий избой-читальней в деревне Щенниково Ильинского района Ивановской области.
1 апреля награжден медалью “За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.”
20 июля умирает дед Николай Федорович Молчанов.
Приказ заведующей Ильинского районо Макаровой о назначении Б.В. Прозоровского преподавателем физики, математики и заведующим учебной частью Щенниковской семилетней школы. (На листке приказа записано рукой Б.В. – работаю с 10 января 1946 года).
1 октября. Учитель физики и рисования и завуч Щенниковской семилетней школы Ильинского района Ивановской области.
1947 год. 1 половина года. Учитель физики, химии, географии и руководитель кружка “Юные техники” и шумового оркестра Щенниковской семилетней школы.
Август. Окончил трёхгодичные Центральные курсы иностранных языков по отделению немецкого языка.
1948 год. Август. Учитель физики и иностранного языка и завуч Щенниковской средней школы.
Сентябрь – октябрь. Заочные курсы “Клуба радиолюбителей по радио” Ленинградского городского совета Осоавиахима. Окончил курсы азбуки Морзе на “отлично”, курсы радиотехники на “хорошо”.
1950 год. 9 февраля умирает отец Виктор Васильевич Прозоровский.
1952 год. Окончил заочно экстерном полный курс на факультете иностранного языка Ивановского педагогического института.
1954 год. Дочь Нина окончила Щенниковскую среднюю школу и поступила в Ивановский педагогический институт.
1957 год. Дочь Валентина окончила Щенниковскую среднюю школу и поступила в Ивановский педагогический институт.
1960 год. Дочь Нина окончила Ивановский медицинский институт и уехала работать по распределению на Урал.
1961 год. 30 ноября присвоено почетное звание Заслуженный учитель школы РСФСР.
1962 год. Дочь Валентина окончила Ивановский педагогический институт и уехала на работу в Красноярский край.
10 августа. Назначен учителем и завучем Чернцкой школы-интерната Лежневского (позднее – Ивановского) района Ивановской области.
1965 год. Награждается Дипломом II степени Всероссийской выставки произведений сельских самодеятельных художников (Москва, 1965) за пейзаж “Зима”.
Февраль. Награждается Дипломом III степени Областной выставки изобразительного и прикладного искусства за пейзаж “Зимний день”.
1963 – 1966 гг. Депутат Чернцкого сельсовета.
1966 год. 20 августа назначен учителем немецкого языка Котцынской средней школы Ивановского района Ивановской области.
1971 год. 12 августа назначен на должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе Котцынской средней школы.
1973 год. 1 октября освобожден от должности заместителя директора по воспитательной работе Котцынской средней школы в связи с уходом на пенсию.
1980 год. 1 сентября освобожден от должности учителя рисования Котцынской средней школы.
1983 год. 1 ноября назначен на должность учителя рисования Котцынской средней школы “с недельной нагрузкой 1 час в неделю”.
1984 год. 17 апреля освобожден от должности учителя рисования Котцынской средней школы.
1985 год. 1 сентября назначен учителем рисования Котцынской восьмилетней школы.
1987 год. Лауреат 2-го Всесоюзного фестиваля народного творчества, посвященного 70-летию Великой Октябрьской социалистической революции.
8 июня награжден медалью “Ветеран труда”.
1 сентября освобожден от должности учителя рисования Котцынской восьмилетней школы по состоянию здоровья.
Лето. Открыта выставка живописных работ Б.В. Прозоровского в Ивановском областном доме работников просвещения.
15 декабря дарит Ивановскому областному дому работников просвещения 34 работы.
1988 год. 20 ноября дарит 10 работ Котцынской школе.
1989 год. Участвует в областной выставке.
18 декабря умирает Надежда Николаевна.
1990 год. 8 июня избирается председателем Совета ветеранов школы.
1993 год. Выставка работ в Куликовской средней школе.
1999 год. Май. Выставка живописных работ Б.В. Прозоровского в Ильинском доме ремесел.
2002 год. 1 февраля открывается выставка работ в профилактории Ивановского станкостроительного производственного объединения. Ранее автор передал профилакторию около 50 полотен.
2003 год. 25 сентября присвоено звание “Почетный гражданин Ивановского района”.
30 сентября проходит чествование в связи с 90-летием со дня рождения и присвоением почетного звания.
2005 год. 27 мая – 20 июня работает выставка “Борис Прозоровский. Живопись” в Ивановском фонде культуры.
Октябрь. Награждается Дипломом I степени выставки, прошедшей в Иванове.
16 ноября 2005 года Борис Викторович Прозоровский скончался в Ивановской областной больнице. Похоронен на кладбище села Котцына.

Всего в семье Прозоровских родилось шесть детей: в 1913 г. ~ Борис, в 1914 г. – Николай, в 1915 г. – Василий, в 1918 г. – Михаил, в 1923 г. – Дмитрий, в 1924 г. – Людмила.
20 июля 1914 года Германия объявила войну России. Наша страна оказалась втянутой в войну, которую тогда в России назвали Великой Отечественной, после революции – Империалистической (в народе – Германской), а сейчас -1 Мировой.
Как и у миллионов людей, лето 1914 года резко поделило жизнь семьи Прозоровских на период до начала войны и после.
Уже 22 июля 1914 года Виктор Васильевич добровольцем вступил в 217-й Ковровский полк, который формировался во Владимире
«на основе кадра», выделенного из состава 9-го гренадерского Сибирского генерал – фельдмаршала великого князя Николая Николаевича полка.

1914 год. Западный фронт. В. В. Прозоровский - верхом на лихом коне.

1914 год. Западный фронт. В. В. Прозоровский – верхом на лихом коне.

Командиром 217-го Ковровского полка был назначен старший штаб-офицер 9-го гренадерского Сибирского полка полковник Дмитрий Семёнович Наумовский (1862 – после 1914 гг.). В полку Виктор Васильевич занял должность заведующего оружием (в его обязанности, в частности, входила доставка боеприпасов на боевые позиции). 30 июля полк убыл из Владимира на фронт166.
Вначале полк направили на Юго-Западный фронт, но в пути эшелоны повернули на Ревель (современный Таллинн). Здесь, в Эстляндии, 217-й полк в течение трёх месяцев участвовал в охране побережья Балтийского моря. 4 ноября 1914 года его отправили на Северо-Западный фронт в русскую Польшу. 10 ноября полк прибыл в г. Скерневицы (к западу от Варшавы), отсюда ему предстояло походным порядком двинуться в г. Лович.
11 ноября 1914 года в боях под г. Ловичем Виктор Васильевич был ранен осколком снаряда, но остался в строю.
16 и 17 ноября 1914 года немцы прорвали наш фронт и окружили полк. 17 ноября в боях под д. Струченица в плен к противнику попал командир полка полковник Д. С. Наумовский167. В этих боях Виктор Васильевич отличился: он возглавил полковой обоз и сумел вывести его из окружения, за что 25 апреля 1915 года был награждён орденом святого Станислава III степени «с мечами и бантом».
Хлебнул Виктор Васильевич и другого лиха. 18 мая 1915 года впервые на русском фронте во время боя у д. Воля Шидловская немцы применили удушающие газы. При доставке на позиции боеприпасов Виктор Васильевич был отравлен газами. К счастью, он остался жив и на излечении находился всего четыре дня – с 18 по 22 мая. За это дело 2 июля 1915 года В. В. Прозоровский был награждён орденом святой Анны III степени «с мечами».
А затем началось великое отступление русских войск. Со своим полком Виктор Васильевич с боями отступал к Висле, Бугу и Неману. 26 сентября 1915 года 217-й Ковровский полк был выведен в тыл на отдых и укомплектование, продолжавшееся до конца февраля 1916 года.

Май 1915 года. Западный фронт. Отпевание воинов 217-го Ковровского полка, погибших во время немецкой газовой атаки.

Май 1915 года. Западный фронт. Отпевание воинов 217-го Ковровского полка, погибших во время немецкой газовой атаки.

1915 год. Западный фронт.  Группа офицеров 217-го Ковровского полка. Шестой слева - В. В. Прозоровский.

1915 год. Западный фронт. Группа офицеров 217-го Ковровского полка. Шестой слева – В. В. Прозоровский.

В начале марта 1916 года полк вернулся на боевые позиции у озера Нарочь и вновь вступил в тяжёлые бои с немцами.
Когда Виктор Васильевич ушёл на фронт, Надежда Николаевна осталась с двумя маленькими детьми, уже после ухода мужа родился третий сын – Василий. Разумеется, все годы войны Надежда Николаевна каждый день со страхом ждала известий о муже.

В конце 1916 года В. В. Прозоровский получил месячный отпуск (с 30 ноября по 31 декабря 1916 г.). Он провёл этот месяц в Симе с женой и детьми169.
Виктор Васильевич вернулся на передовую в канун Новогогода, а через два месяца на фронт пришло известие о революции в Петрограде и об отречении царя Николая.
«Полк облетела радостная весть о назначении нового правительства, о чём получен приказ, в котором говорится об отречении от престола Николая II. Впечатление не поддаётся описанию. Пал деспотизм, освободилась из железных оков русская душа. Великий Русский народ празднует праздник своего освобождения – таково общее настроение в полку». 5 марта 1917 года полк был отведён в тыл на отдых, где личный состав привели к присяге Временному правительству. 16 марта прошли выборы в полковой комитет, председателем которого стал прапорщик Татаринцев.
1 апреля полк вновь выступил на передовую, где находился до 30 апреля, а потом был отведён в тыл. В это время до полка дошла «Декларация прав солдата», предоставлявшая нижним чинам все гражданские права. С приходом «Декларации» разложение бывшего боевого полка пошло семимильными шагами. К маю 1917 года фактическим хозяином в нём стал полковой комитет.
После целого ряда конфликтов с комитетчиками командир полка полковник К. С. Абрамов 4 мая сдал командование и убыл в распоряжение штаба Западного фронта. Однако его уход не внёс успокоения.
С конца мая участились случаи невыполнения боевых приказов. 4 сентября группа солдат избила нового командира полка И. Д. Алина.
В декабре 1917 года 217-й Ковровский полк практически закончил своё существование. Часть личного состава оставалась в полку до марта 1918 года в составе различных ликвидационных комиссий. Окончательно полк считается расформированным 1 апреля1918 года, когда его документы были сданы в штаб Московского военного округа.
На глазах В. В. Прозоровского происходил развал фронта и деморализация войск. К тому же резко ухудшилось его здоровье, подорванное тремя годами войны. С 7 по 27 октября 1917 года он находился на излечении в полевом госпитале с воспалением правого лёгкого и «сильнейшей неврастенией при угнетённо – подавленном состоянии». С1 ноября 1917 года Виктор Васильевич вновь получил увольнение домой на месяц, каковой был продлён ему до 31 декабря 1917 года. С 1 по 10 июня 1918 года он находился в Шуйском военно-сводном госпитале.
Штабс-капитан В. В. Прозоровский вернулся с разваливающегося фронта в конце 1917 года. Если бы не революция, то его встречали бы как героя, офицера-победителя, защитника Отечества. Сейчас же он возвращался на Родину, на которую легла гигантская тень Ленина, дважды политически и классово чуждым человеком – и как бывший сотрудник царской полиции, и как бывший царский офицер.
Философ Ф.А.Степун (1884-1965 гг.), сам всю войну проведший на фронте, писал о послереволюционной судьбе русского офицерства: «Вместе со всей армией оно годами ждало мира, не блистательного и жестокого, но справедливого и благообразного. Как о чуде мечтало оно о том часе, когда покатятся обратно в родные углы России воинские поезда. В эти минуты духовного предвосхищения “мира” светлела память о погибших, крепла дружба между живыми, и бесконечно дорогим и близким душе звучало пенье в солдатских вагонах, пенье родных, испытанных, любимых рот и батарей. Кроме этого часа ожидаемого мира, у офицерства ничего за душою не было. <…> И этот час был у него большевиками украден. Долгожданный мир всходил над Россией не святым, а кощунственным, не в благообразии, а в безобразии, ведя за своей позорной колесницей со связанными за спиной руками, оплёванными и избитыми тех самых <…> офицеров, которые, многократно раненные, возвращались на фронт, чтобы защищать Россию и час своего мира».
Трагично после революции сложилась и судьба родного брата Виктора Васильевича, Дмитрия Васильевича Прозоровского, офицера, всю войну пробывшего на фронте и дослужившегося до чина полковника. После Октябрьской революции он оказался в эмиграции, жил в Варшаве.
Революция круто изменила судьбу семьи Прозоровских. Из представителя власти и уважаемого члена общества Виктор Васильевич превратился в человека второго сорта.
Как известно, советская пропаганда, особенно в 20-30 годы, всячески демонизировала царскую полицию. Как-то само собой подразумевалось, что полицейские занимались только тем, что преследовали революционеров, подавляли рабочее движение и угнетали крестьян. Игнорировалось то, что служащие полиции, особенно на селе, занимались в основном тем же, чем и позднее сотрудники советской милиции, т.е. бытовыми преступлениями, пьяными драками, кражами, грабежами и т.п.
После Октябрьской революции в нашей стране очень быстро утвердился своеобразный социальный расизм, при котором сам факт службы в царской полиции навсегда ставил на человеке несмываемое клеймо. Подобное клеймо получали и все члены его семьи (если только они официально не отрекались от него).
В случае с Виктором Васильевичем полностью, разумеется, игнорировался тот факт, что во время I Мировой войны он три года защищал Родину на фронте, был ранен и травлен газами (более того, как мы увидим ниже, чекисты считали, что это лишь отягощает вину В. В. Прозоровского).
Что новые времена начались и в Симе, Виктор Васильевич почувствовал сразу: 19 ноября 1917 года Юрьев-Польский Совет рабочих и крестьянских депутатов реквизировал у него для своих нужд печатную машинку, имевшуюся у него со времён, когда он служил становым приставом.
После Октября 1917 года Виктор Васильевич стал в Симе постоянным кандидатом № 1 на арест. В начале сентября 1918 года, вскоре после известного покушения на В. И. Ленина, исполком Юрьев – Польского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов принял особую резолюцию, в которой, в частности, говорилось: «Пусть знают враги рабочего класса, что выстрелами из-за угла в наших вождей им не задушить пролетарской революции, и на каждый выстрел мы ответим тысячами выстрелов. <…> Смерть врагам! Да здравствует великий вождь всемирной революции товарищ Ленин! <…> Да здравствует всемирная революция! Да здравствует социализм! Да здравствует красный террор!»
Слова юрьев – польских советских товарищей не разошлись с делом. 3 сентября 1918 года В. В. Прозоровский подвергся аресту Юрьев – Польской ЧК как заложник. Арест его произошёл с уездной простотой: утром 3 сентября Виктор Васильевич был вызван в Чрезвычайную комиссию. Когда он прибыл туда, его арестовали и отправили в Юрьев – Польскую тюрьму.
Сразу после ареста мужа Надежда Николаевна обратилась с прошением в Юрьев-Польский Совет. «Муж мой Виктор Васильевич, – писала Надежда Николаевна, – прибыл ко мне в ноябре 1917 г. из действующей армии в двухмесячный по болезни отпуск разбитым, издёрганным, с сильным упадком всей нервной системы. Пребывание его три с половиной года на войне настолько отразилось на состоянии его здоровья, что всё проведённое им время у меня было проведено им на поправление своего здоровья.
В январе месяце с/г, когда он послал прошение об увольнении со службы, им были деланы неоднократные попытки подачи прошений в Советские учреждения об определении на службу, но вследствие, видимо, того, что до начала войны он занимал должность станового пристава, ходатайства его отклонялись, не считаясь с его нравственными качествами и отношением к власти народа. Между тем, должность пристава он сложил с себя в 1914 г. и на войну выбыл добровольно вслед за объявлением мобилизации, следовательно, во время переворота ни у какой власти не состоял. За время десятимесячного проживания его, со дня прибытия с войны до взятия под стражу, он ни в каких политических организациях не состоял, всегда уклонялся от присутствия на сельских или волостных сходах, несмотря на неоднократные предложения со стороны общества граждан дер. Марково. Против Советской власти никогда не выступал, агитации не вёл и не высказывал оказывать какое-либо противодействие Советской власти, что может подтвердить Симский Совдеп и общество граждан села Симы и дер. Марково.
<…> Вследствие изложенного прошу Совет Крестьянских, Рабочих и Красноармейских депутатов освободить моего мужа В. В. Прозоровского из заключения, дав возможность и семье его иметь в жизни необходимую опору и помощь. Надежда Прозоровская».
К счастью, в тюрьме В. В. Прозоровский просидел только неделю. Если бы вождь пролетарской революции скончался от полученных ран, то Виктор Васильевич и тысячи других людей, подобно ему взятых по всей стране в заложники, были бы, конечно, расстреляны. Однако Ленин поправился, и Виктора Васильевича выпустили.
В 1918-1919 гг. Виктор Васильевич тщетно пытался устроиться хоть на какую-нибудь работу, однако бывшего станового пристава никуда не хотели брать. От этого времени до нас дошёл текст, написанный Виктором Васильевичем, видимо, по требованию какого-то учреждения, в котором он касается своих политических взглядов. Бывший штабс-капитан Прозоровский ответил на этот скользкий и опасный вопрос с предельной откровенностью.
«Запрашивая меня о политических убеждениях, – писал Виктор Васильевич, – да, я понимаю, что мне гарантируют полную свободу изложения своих мыслей.
Такого вопроса политически зрелые люди задать, конечно, воздержались бы, и на это другие могут ответить, что никому и никакого дела до моих убеждений нет. Я же отвечу, что, прежде всего, я солдат, а не политик и идейным политическим работником какой-либо партии быть не могу, для этого, по моему мнению, надо иметь особый природный талант и твёрдость в определённых убеждениях.
<…> Я пошёл на войну добровольно; причём, мною руководили самые лучшие чувства, какие только могут быть у гражданина России, любящего свою родину.
По прирожденности я имею склонность и тяготение к порядку, правде и справедливости, а как воспитанный на дисциплине, никогда ею не тяготился, сознательно ей подчинялся, и она не была для меня страшна; отчасти вследствие, может быть, этого на меня и была возложена большая нравственная и служебная обязанность
по своевременному обеспечению полка боевыми припасами и сбережения как их, так равно и всякого оружия, и это мною в точности выполнено без перерыва от начала до конца войны. За это время мне, как единственному почти лицу, пробывшему бессменно на позиции с полком и уцелевшему, приходилось быть и безмолвным свидетелем и лично на себе испытать много неправды и тяжелых испытаний. В не менее тяжкой форме переживаю её и в настоящее время, медленно приблизившись к исключительному по своему ужасу голоду, как бы в ответ на перенесённые невзгоды свыше сорокамесячной войны, а ведь я более чем кто-либо мог ожидать от теперешней власти справедливого к себе отношения <…>.
Где же справедливость и право? Говорят, что его нужно завоёвывать.
Для меня достаточно и прошедшей войны; это можно ответить тем, если только они есть, кто, будучи всё время в тылу, за обеспеченное вознаграждение сумел переименовать себя в члены гуманнейшей партии; мне быть последователем таким путём не в моем характере да и потому, что считаю себя интеллигентным пролетарским рабочим и только, потерявшим на войне силы и здоровье, а теперь выброшенный на произвол судьбы, лишённый возможности поступить на работу, т. к. до сего времени не могу получить ни документов из полка, ни причитающегося за несколько месяцев содержания, о чём неоднократно возбуждал ходатайство у Юрьевского уездного комиссара по военным делам».
Летом 1919 года у Виктора Васильевича вновь появился шанс быть арестованным или расстрелянным. В 1919 году повсеместно на советской территории вспыхивали восстания крестьян. Восстания эти в основном возникали из-за трёх причин: политики продразвёрстки, в ходе которой у крестьян отбирали большую часть хлеба, запрета на свободную продажу хлеба и других продуктов и принудительной мобилизации в Красную армию, спасаясь от которой, крестьяне прятались в лесах. Дезертиров ловили специальные красноармейские части. Защищаясь, дезертиры объединялись в отряды, которые начинали боевые действия против красных частей и местных органов Советской власти. Восстания крестьян, как правило, возглавляли члены запрещённой партии эсеров.
10 июля 1919 года в Юрьев-Польский ворвались «контрреволюционные банды кулаков и примкнувшие к ним дезертиры». По- видимому, главной целью нападающих был военный склад, на котором они захватили более 2500 винтовок. Одновременно разгрому подверглись клуб коммунистов, военкомат, милиция, квартиры партийных я советских работников. Несколько коммунистов было убито. Город находился в руках восставших до 11 июля, когда в Юрьев-Польский прибыл из Иваново-Вознесенска отряд красноармейцев.
После событий 10-11 июля 1919 года по всему уезду прошли аресты. Однако каким-то чудом чаша сия миновала Виктора Васильевича. Более того, 16 октября 1919 года он был мобилизован в Рабоче -Крестьянскую Красную Армию (РККА) – стал служить заведующим оружием во Владимирском территориальном полку (терполку), в его 2-м батальоне, расквартированном в г. Кинешме.
В 1921-1924 гг. В. В. Прозоровский служил секретарём и помощником управляющего Юрьев-Польской конторой районного совета потребительских обществ Губсоюза в Юрьев-Польском.

23 июля 1923 года. Виктор Васильевич Прозоровский (сидит третий справа во втором ряду) с сотрудниками Юрьев -Полъской конторы Владимирского губернского союза потребительских обществ.

23 июля 1923 года. Виктор Васильевич Прозоровский (сидит третий справа во втором ряду) с сотрудниками Юрьев -Полъской конторы Владимирского губернского союза потребительских обществ.

В апреле 1924 года Виктор Васильевич был уволен из конторы по- требобщества. Формально его уволили по сокращению штатов, но фактически он остался без работы как бывший пристав. Все попытки восстановиться в должности ни к чему не привели. С этого времени он уже никогда и нигде официально не работал и занимался только домашним хозяйством.
После принятия в январе 1924 года Конституции СССР В. В. Прозоровский был официально лишён права голоса, став так называемым «лишенцем» – т.е. человеком, лишённым права участвовать в выборах и очень серьёзно ограниченном в гражданских правах. Дети лишенцев, в частности, не имели права поступать в высшие учебные заведения. Лишенцем Виктор Васильевич пробыл 12 лет – до принятия 5 декабря 1936 года новой Конституции СССР (так называемой Сталинской Конституции), которая формально наделила всех советских граждан равными правами.
В 1927 году Виктор Васильевич обращался в исполком Симского волостного Совета с просьбой пересмотреть решение о лишении его права голоса, но получил отказ. В принятом по этому поводу 21 июня 1927 года постановлении исполкома говорилось: «В просьбе отказать как лицу продолжительное время находящемуся на службе в царской полиции и имеющему ряд наград за усердную службу».
В довершение ко всему семью Прозоровских в это время постигло несколько страшных ударов. В начале 20-х годов от дизентерии умерли сыновья Николай и Василий (им обоим было по 6-7 лет). 23 марта 1923 года родился сын Дмитрий, а 22 августа 1924 года – дочь Людмила. Однако в 1925 году дизентерия вновь унесла жизни двух детей: 2 июня умер семилетний Михаил, а 18 июля – годовалая Людмила. Таким образом, за короткий срок Виктор Васильевич и Надежда Николаевна потеряли четырёх из шести своих детей. У них остались только сыновья Борис и Дмитрий.
В 20-30-е годы семья фактически вынуждена была жить на скромную зарплату Надежды Николаевны, продолжавшей работать в школе в Маркове. Только числилась она уже не учительницей. В революционном угаре и стремлении переименовать всё и вся слова «учитель» и «учительница» были тогда отправлены на свалку истории, и педагоги официально именовались изумительным словом «шкраб» (школьный работник). И Надежда Николаевна в ряде официальных бумаг именуется «шкрабом».
Однако бывший становой пристав – слишком крупная фигура, чтобы долго оставаться в стране Советов на свободе. В относительно либеральные нэповские годы тюрьма, от которой каждому русскому человеку никогда не надлежит зарекаться, каким-то чудом миновала мужа Надежды Николаевны. Но наступил 1929 год – год “великого перелома”, и час Виктора Васильевича пробил.
В связи с провозглашенным «наступлением социализма по всему фронту» на места пошли указания об ужесточении политики и арестах «бывших» людей.
18 октября 1929 года уполномоченный секретного отдела Александровского (При упразднении в 1929 году Владимирской губернии и вхождении её в Ивановскую промышленную область (НПО) Юрьев-Польский район около года входил в состав Александровского округа НПО) окружного отдела Объединённого государственного политического управления (ОГПУ) Емельянов направил своему начальнику, старшему уполномоченному Щедникову, докладную записку, в которой писал: «По имеющимся у меня материалам известно, что б. пристав Прозоровский Виктор Васильевич, проживает при школе д. Марково, Юрьевского района, где жена его учительствует, а сестра его работает технической служащей. Местное крестьянство б. Симской волости, где Прозоровский был становым приставом, высказывает недовольство тем, что б. рьяный царский служака живёт до сих пор в том районе, где проявлял энергичную полицейскую деятельность. Вместе с тем крестьяне д. Марково находятся всецело под влиянием Прозоровских, вследствие чего там туго проходят мероприятия Сов. власти и искривляется классовая линия в вопросах самообложения, хлебозаготовок и т.д., хотя открытых а/сов. (антисоветских. – Н.З.) выступлений со стороны Прозоровского и не наблюдается, но он соответствующим образом влияет на общественную жизнь д. Марково»185. Далее уполномоченный Емельянов приводит несколько конкретных фактов: «30 июня с.г. Прозоровский В. В. в беседе с кр-ном д. Марково Козловым Никол. Вас. и др. по вопросу о чистке ВКП(б) говорил, что партия очищает от себя всех умных и работоспособных людей. 4 июля с.г. в группе кр-н он говорил, что у кр-н будут отбирать хлеб и все крестьянство посадят на паёк, а если кто скроет (хлеб. – Я.З.), тот будет отвечать и власть будет применять к ним тюремное заключение на 4 года. Были и другие случаи его разговоров с отдельными кр-нами по вопросам коллективизации, неправильном нажиме на кулака и т.д., говоря, что из коллективизации хорошего ничего не выйдет»186. Вывод записки был таков:
«Находя в действиях б. пристава Прозоровского социально-опасные деяния и принимая во внимание, что он за свою прошлую полицейскую деятельность не судился, я полагал бы Прозоровского немедленно арестовать, повести следствие, передать дело на рассмотрение Особого Совещания Коллегии ОГПУ.
В левом углу записки старший уполномоченный Щедников наложил резолюцию: «т. Ем. По согласованию с Нач. ОКРО Прозоровского арестовать, заведя на него дело. 21 ноября. (подпись).
Эта докладная записка и резолюция на ней решили судьбу и Виктора Васильевича, и Надежды Николаевны, и их детей, в том числе и Бориса Викторовича, которому тогда было 16 лет.
21 ноября 1929 года в квартиру Прозоровских в Марковской школе нагрянули сотрудники Александровского окротдела ОГПУ во главе с уполномоченным Емельяновым, предъявившим ордер на обыск и арест. Чекисты перевернули всё в доме вверх дном. Согласно протоколу, при обыске было изъято: три полицейских свистка, 550 штук писем, 15 военных топографических карт, дореволюционные газеты («Владимирские губернские ведомости», «Владимирец». «Владимирский край», «Правительственный вестник», «Новое время» и др.), три царских манифеста с портретами царей, различные фотографии (князей Голицыных, самого Виктора Васильевича в форме пристава и др.), книги («Столетие Отечественной войны», «Декабристы и чего они хотели», «Справочник офицера», «Календарь для чинов полиции», «Почему я социалист», «Программа кадетской партии», «Основы государственного устройства Франции», «О рабочем движении в Германии», «За веру, царя и отечество», «Родина гиб- нет», «Учредительное собрание», «Сущность христианства», «Царь Иудейский») и др.
По-видимому, в тот же день 21 ноября Виктор Васильевич оказался в одной из камер Александровского домзака (Домзак (дом заключения) – так в то время называли в нашей стране тюрьмы. Ведь тюрьмы существовали только при прокля¬том царизме, а в стране диктатуры пролетариата могли быть лишь домзаки).
Как уже было сказано, город Александров – это бывшая Александрова слобода, некогда при Иване Грозном фактически ставшая на несколько лет столицей государства. Отсюда царские опричники наводили ужас на всю Россию. Прошло почти четыре столетия, и опричное прошлое словно возвращалось…
Общее классовое обвинение против бывшего пристава царской полиции требовалось, однако, наполнить конкретным содержанием . В ходе следствия выяснилось, что за годы службы в полиции Виктор Васильевич – что естественно – несколько раз оказался причастен к политическим делам.
Уполномоченный Емельянов в обвинительном заключении поставил в вину В. В. Прозоровскому, что в 1906 году под его руководством было поймано несколько арестантов, бежавших из Владимирской тюрьмы. В деле не указано, что пойманные арестанты являлись политическими, следовательно, речь шла об обычных уголовниках (и из текста окончательного обвинения данный эпизод исчез).
В1907 году во Владимире при обыске у некоего Иодловского Прозоровский обнаружил нелегальную литературу, печатный станок и шрифт. В том же году за городом он разогнал митинг студентов, арестовав ряд его участников.
Как особый пункт проходило то обстоятельство, что в 1914 году Виктор Васильевич ушёл на фронт добровольцем. «С началом империалистической войны, – говорилось в обвинительном заключении, – выполнив полицейские обязанности по призыву, Прозоровский под влиянием патриотических чувств (напомним, что в 1930 году слово «патриотизм» ещё не было реабилитировано и являлось синонимом таких слов, как «царизм», «монархизм», «империализм» и т.д. – Я.З.) вступил добровольно в действующую армию. Должность пристава до самой Февральской революции числилась за ним, временно её выполнял бывший урядник Красавцев, а жалованье по должности пристава получала его жена»
Из современных обвинений Виктору Васильевичу было предъявлено то, что в его квартире «часто собирались следующие лица: поп с. Симы Молчанов (тесть Виктора Васильевича), счетовод Симского ЦРК Демидов-Молчанов, председатель Марковского сельсовета Спасенков и учитель Максимов»
(как видим, всё отъявленные преступники и матёрые контрреволюционеры).
Уже 27 января 1930 года в Иваново-Вознесенске уполномоченный секретного отдела Постоянного представительства ОПТУ в Ивановской промышленной области Новиков вынес по делу В. В. Прозоровского заключение. Повторив основные обвинения, выдвинутые против Виктора Васильевича Емельяновым («разгромил подпольную типографию в доме Иодловского», «разогнал митинг студенчества», «составлял списки политически неблагонадёжных лиц»),он опять особо выделил то, что “…в 14 году Прозоровский, как истинный патриот Российского Империализма ушёл добровольно на фронт!”. Вывод тов. Новикова был таков: «дело … направить на рассмотрение Особого Совещания при Коллегии ОГЛУ, с предложением применить к нему заключение в концлагерь сроком на 8 лет.
Однако, по-видимому, в это время прохождение дел по контрреволюционным деяниям упростили, и тревожить товарищей из Особого совещания при Коллегии ОГПУ не пришлось: дело было решено на более низком уровне.
15 февраля 1930 года Тройка при Постоянном представительстве ОГПУ по Ивановской промышленной области (ИПО) постановила: «Прозоровского Виктора Васильевича заключить в концлагерь на восемь лет, считая срок с 21/XI 29 года. Тогда ещё представители советской власти не стеснялись слова “концлагерь” – позднее его заменили термином «исправительно-трудовые лагеря», оставив “концлагерь” в применении только к странам капитализма, в первую очередь, к нацистской Германии.
Вскоре Виктор Васильевич оказался в Темниковском исправительно-трудовом лагере – печально знаменитом Темлаге.
Темниковский лагерь был создан 6 мая 1931 года на базе одного из крупнейших в Европейской части страны Темниковского леспромхоза. Бывавший в нём историк А.А.Григоров в своих воспоминаниях пишет: «Этот леспромхоз общей площадью в 96 тысяч гектаров прекрасно сохранившегося леса состоял из 12 первоклассных лесничеств, созданных ещё в 70-е годы прошлого (XIX. – Н.З.) века, и занимал пространство, ограниченное с запада рекой Мокшей I и её притоком Парцей, с юга граница проходила почти по линии Moсковско-Казанской железной дороги (от станции Пичиряево до станции Торбеево), на севере она шла чуть южнее г. Темникова, а на воcтоке соприкасалась с лесными пространствами Краснослободского I района. Административно владения леспромхоза располагались на I территории Зубово-Полянского, Темниковского, Торбеевского районов Мордовской АССР и частично Кадомского района, тогда относившегося к Московской области. Центр же леспромхоза находился на станции Потьма Московско-Казанской железной дороги, оттуда вела начатая постройкою ещё в 1915 году ширококолейная ветка, доведённая уже в дореволюционное время до станции Молочница, где располагался лесопильный завод. К 1931 году эта ветка была проложена до отметки “Зб-й километр”, где и обосновалось Управление Темлага, а станция получила название “Перековка” – название это символизировало “перековку” бывших преступников в полезных членов общества.
В Темлаге Виктор Васильевич пробыл более трёх лет. Где именно он находился и чем занимался в лагере, нам неизвестно. Вероятно, работал на лесоповале. Постановлением Коллегии ОГПУ от 29 июня 1933 года В. В. Прозоровский был досрочно освобождён из лагеря по состоянию здоровья. В личном архиве В. В. Прозоровского сохранилась бумажка с названием «Удостоверение» на бланке Управления Темниковского ИТЛ, датированное 29 июня 1933 года. На её оборотной стороне есть отметка, что Виктор Васильевич прибыл в Юрьев-Польский 5 июля 1933 года и что он обязан периодически отмечаться в Ростовском райотделе ОГПУ.
Виктор Васильевич был освобождён «без права въезда и проживания на оставшийся неотбытый срок лишения свободы (т.е. до 21 ноября 1937 года) <…> без прикрепления» в огромном количестве мест СССР, в том числе и в Юрьев-Польском районе тогдашней Ивановской промышленной области.
В связи с этим Прозоровским пришлось покинуть родные места и навсегда уехать из Юрьев-Польского района. Новое место для жительства искали весьма тщательно. 13 августа 1934 года Надежда Николаевна сдала Марковскую школу , и вскоре семья Прозоровских покинула Марково. 15 августа 1934 года Надежда Николаевна получила назначение на должность заведующей начальной школы в селе Николо-Дор Филюковского сельсовета Ильинского района Ивановской области.
Николо-Дор отвечал двум условиям, необходимым для семьи Прозоровских. Во-первых, это было достаточно глухое место, где бы Виктор Васильевич не так привлекал внимание к себе, как бывший пристав. Во-вторых, Николо-Дор находился относительно недалеко от Симы. Их разделяло около двадцати пяти километров, следовательно, сохранялась возможность поддерживать связи и с Николаем Фёдоровичем Молчановым и с другими симскими родными…

Жизненная канва Виктора Васильевича Прозоровского (1875 – 1950).

1875 год, 1 октября. В семье сортировщика почтовой конторы Васидия Михайловича и его жены Людмилы Михайловны Прозоровских в г. Юрьев – Польском Владимирской губернии родился сын Виктор.
1875 год, 4 октября крещён в Покровской церкви г. Юрьев – Польского. Воспреемники (крестные родители) – “коллежский асессор Леонид Иванов Павлов Русинов и коллежская асессорша Анастасия Тимофеевна Сизарева”.
Середина 1880 – х гг. – до 1895 года, окончил Юрьев – Польское трехклассное городское училище и Владимирское ремесленно – техническое училище им. И.С. Мальцова.
1895 год. 15 августа поступил на службу преподавателем Владимирской ремесленной школы.
1897 год. 10 ноября уволен “за поступлением на военную службу”. Отбывал воинскую повинность в окружном артиллерийском складе Московского военного округа.
1901 год. 30 сентября уволен в запас.
10 ноября 1901 г. – 1 января 1902 г. Служит во Владимирской контрольной палате.
1903 год. 19 августа назначен временно исполняющим должность полицейского надзирателя при фабрике Собинской мануфактуры Владимирского уезда.
1904 год. 26 августа переведен на службу в Министерство внутренних дел.
1905 год. 5 апреля назначен полицейским надзирателем Товарищества Собинской мануфактуры Владимирского уезда.
23 мая перемещен на должность помощника пристава Владимирской городской полиции.
1907 год. 2 марта произведён в чин коллежского регистратора.
25 августа поручено исправлять должность пристава 2 – й части Владимирской городской полиции (3 недели).
1 декабря назначен исправляющим должность пристава 2 – го стана Юрьев – Польского уезда.
1910 год. 3 февраля за выслугу лет произведён в губернские секретари.
15 марта приказом Владимирского губернатора утверждён в должности пристава 2 – го стана Юрьев – Польского уезда с местожительством в селе Сима.
1913 год. 3 февраля за выслугу лет произведён в коллежские секретари.
Май. Командирован в г. Владимир для несения охранной службы во время торжеств, посвященных 300 – летию Дома Романовых.
1914 год. 21 июля “сложил с себя занимаемую должность Пристава 2 – го стана Юрьевского уезда и добровольно встал в ряды мобилизованного войска”.
Июль 1914 – февраль 1918 гг. служит заведующим оружием в 217 – м Ковровском полку на Северо – Западном фронте.
1914 год. 11 ноября ранен осколком снаряда в бою под г. Ловичем.
1915 год. 25 апреля награжден орденом Св. Станислава 3 – й степени с мечами и бантом за бой под г. Ловичем.
18 мая на позиции у Воли Шидловской 217 – й полк “выдерживает и отбивает атаку, при которой неприятель впервые на Русском фронте применил удушливые газы”.
1915 год. 2 июля награжден орденом Св. Анны 3 – й степени с мечами “за усиленные труды, понесенные во время боя 18 мая 1915 г. у д. Воля – Шидловская”.
1916 год. 5 июля за бой у деревни Скробово представлен к ордену Св. анны 2 – й степени.
1918 год. 1 января уволен в запас.
15 апреля отправлен в отставку.
3 сентября. После ранения ленина был арестован как заложник и через неделю освобожден. Арестовала Юрьев – Польская Чрезвычайная комиссия, сидел в Юрьев – Польской тюрьме.
16 октября 1919 г. – 13 августа 1921 г. служит в Рабоче – Крестьянской Красной Армии заведующим оружием во Владимирском территориальном полку во 2 – м батальоне, расквартированным в г. Кинешме.
17 августа 1921 г. – 17 апреля 1924 г. служит секретарём и помощником управляющего Юрьевской конторой районного совета потребительских обществ Губсоюза (г. Юрьев – Польский).
1923 год. 9 ноября решением правления Юрьевского отдела Профессионального Союза советских работников исключен из членов профсоюза.
1924 год. Апрель. Уволен из Юрьевской конторы по сокращению штатов.
Апрель 1924 – ноябрь 1929 г. занимается домашним хозяйством, находится на иждивении жены.
1929 год. 21 ноября арестован Александровским Окротделом ОГПУ.
1930 год. 15 февраля Тройка при Полномочном представителе ОГПУ при ИПО вынесла постановление: “Прозоровского Виктора Васильевича заключить в концентрационный лагерь на 8 (восемь) лет, считая срок с 21 ноября 1929 года”. Осужден по статье 58-10-13 (контрреволюционная деятельность).
1933 год. 29 июня досрочно освобожден из Темниковского исправительно – трудового лагеря “без права въезда и проживания на оставшийся неотбытый срок лишения свободы, а именно, до 14 сентября 1937 года в погранокругах, Московской и Ленинградской областях, Северо – Кавказском крае и Дагестане, во всех центральных городах Краев и Автономных Республик, в Западной Области, по всей территории УССР, БССР, ЗСФСР, в г. Ашхабаде, Кирках, Мерве и их округах, в г. Красноводске, по всей территории Узбекской ССР, Таджикской ССР и Уральской области и Юрьев – Польском районе без прикрепления…”
5 июля возвратился из лагеря.
1934 год. переезд с женой Надеждой Николаевной и сыном Дмитрием на бывший погост Николо – Дор Ильинского района Ивановской области.
24 октября 1937 – 28 ноября 1938 гг. – арест и тюремное заключение сына Бориса.
1941 год. 23 июня сын Дмитрий мобилизован в ряды Советской армии.
31 июля сын Дмитрий мобилизован в ряды Советской армии.
1942 год. 28 января получено извещение о пропавшем без вести сыне Борисе.
1945 год. Март. Ранение сына Дмитрия (2-й Белорусский фронт).
Май. Возвращение сына Дмитрия.
8 ноября. Возвращение сына Бориса.
1946 год. Июнь. Поступление Дмитрия на теплоэнергетический факультет Ивановского энергоинститута.
10 февраля 1950 г. Виктор Васильевич умирает. Похоронен на кладбище погоста Николо – Дор.

Николо-Дор и могила В.В. Прозоровского

Николо-Дор и могила В.В. Прозоровского

 

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gavposad-kraeved.ru/prozorovskij-viktor-vasilevich-uchastnik-pervoj-mirovoj-vojny/

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.