↑ Вернуться > Плонин Петр Федорович

Распечатать Страница

Книга первая.От Иваново-Вознесенска до острова Сахалин. Глава3.

Книга первая.От Иваново-Вознесенска до острова Сахалин. Глава3.
6 votes, 5.00 avg. rating (99% score)

Глава 3. Из дневника Петра Плонина.    

Псалом Давиду, 22.

Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. На месте злачне, тамо всели мя, на воде покойне воспита мя. Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имени ради Своего. Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси, жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста…

 

Из дневника Петра Плонина.

7 июня 1992 года, воскресенье.

Всю жизнь лошадь ходит по кругу: утром на работу в поле, в лес, на стройку, а вечером в конюшню или хозяину во двор.

Впервые часы общения с лошадьми я всем нутром своим почувствовал, как они ждут этой точки возврата, чтобы завершить круг у дома. Уже за городом Кохмой, когда мы со Стромихинской дороги съехали на лесную, чтобы сделать отдых коням, а затем стали снова выезжать на асфальтовую дорогу, Лангуста, запряженная коренником ( Почта плелась на привязи за кибиткой), вдруг сказала себе: – Хватит, пора возвращаться . И настойчиво повернула вновь в сторону Кохмы. Нам больших усилий стоило повернуть ее в нужном направлении.

   Первая ночевка на берегу реки Уводь оказалась серьезным испытанием для нас и лошадей. На бедных животных набросились полчища комаров. Мы с Николаем Шабуровым сделали вывод, что наши кони не привыкли к комарам, вернее еще не пообвыклись. Видно все больше ночевали в теплом стойле.

Мы привязали лошадей на длинные капроновые прочные ленты, которые нам подарил Швейный завод № 3 из города Иваново, к кибитке. Но младшая 12-ти летняя Почта тут же задела ногой за что-то, испуганно шарахнулась от кибитки, запуталась в ленте ногами, упала на траву и стала дергаться. Пришлось отпустить ее на волю, а держать на привязи одну Лангусту. Она ведет себя гораздо спокойнее. Если отпустить на волю обеих лошадок, то они непременно рвануться на Родину к себе в конюшню. А взяты они с Гаврилово – Посадского конезавода, от которого мы находимся километрах в семидесяти. Поэтому Лангусту и держим на привязи. В лошадях, как и в людях сильно развито чувство землячества. Я это чувство помню по службе в Советской Армии. Когда всех встречных и поперечных спрашиваешь: – откуда земляк? И если встретишь человека из Рязанской области, то обрадуешься ему как родному брату. За эти несколько дней, прошедших со старта нашей Кругосветной конной экспедиции (старт- 3 июня) лошади сдружились и теперь неразлучны словно сестры. Когда только привезли их к месту старта (Кафедральный во имя Преображенья Господня Собор в городе Иваново) и выпустили в леваду то Почта, живо развернувшись к Лангусте, стала бить ее задними копытами почем попало. Пришлось вмешиваться и разводить их по сторонам. Теперь, глядя на них со стороны можно подумать, что они всю жизнь «не разлей вода» т.е. дружат. Почта дикая, но умная и сообразительная. Немалых усилий стоило надеть на нее недоуздок после ночного отдыха. И теперь обе кобылы ходят в недоуздках. Почта уже трижды рвала свой недоуздок.

   Даже теперь, когда мы отъехали от Иваново на добрую сотню километров, Почта не свыклась с мыслью идти по прямой линии, то есть все время на восток. Интересно было наблюдать во время отдыха за свободно гуляющей Почтой. Лангуста в это время пасется на привязи – это та же десятиметровая капроновая лента. Почта ходко идет с опушки леса, от нашей кибитки в сторону Иваново. Уходит так далеко, что Лангуста начинает волноваться и нетерпеливым тревожным ржанием возвращает подругу назад. Почта всегда подчиняется этому призыву. Она пугливо озираясь, подходит к Лангусте, трется о ее крутые бока и тут же резвым галопом убегает снова в сторону запада, откуда мы пришли сюда. В это время поймать Почту невозможно. Чтобы как-то приручить наших коней, на второй или третьей ночевке я наломал веток и стал сбивать с лошадиных плеч, шей, боков, спин, животов – многочисленных комаров и мошек. Это быстро сблизило нас, особенно с Почтой. Она стала буквально преследовать меня, трогала за рукав моей камуфляжной куртки губами: – мол, давай, хозяин, помогай. Комары очень и очень досаждают им. Пробовали опрыскивать коней специальной противомоскитной аэрозолью. Ветеринарные службы Ивановской области щедро снабдили нас ей из своих скудных запасов. Стоит прыснуть на лошадь, как она тут же безумно шарахается в сторону. А это не много ни мало около тонны мускулистого тела. Владимирские тяжеловозы. Но против этих крохотных, но вредных кровососущих насекомых лошади почти безоружны.

Особенно опасны слепни, когда лошадь находится в упряжке. Обычно это Лангуста. Тогда, при подлете слепней и оводов она напрягается, трясет гривой, машет усиленно хвостом, но слепень все-таки перехитрит ее. Обязательно выберет такое место на теле лошади, куда она не достает хвостом и гривой. А то, покружившись, сядет слепень сначала на оглоблю, как бы делая вид, что железная оглобля его только и интересует, а не живая плоть горячей от работы лошади. И, когда лошадь не слышит этого противного назойливого гудения, слепень безнаказанно набрасывается на облюбованное место. Особенно любят комары и слепни приставать к нежным частям лошадиной кожи, не покрытой шерстью…

    9 июня 1992 года.

9-45. Запрягли.

10-30. деревня Зарубино. Холодно.

11-50. деревня Погорелка. Собака.

12-10 – 13-30. поселок Пестяки. Рубленые баньки. Березовые дрова в поленицах.

14-30. деревня Куркино. Остановились на отдых. Лошади пасутся. Развели их с коровами. Те видимо никогда не видели лошадей и обступили нас плотным кольцом.

Почта все рвется в поле, засеянное рожью. Деревня очень живописная. Столетние липы, старая изгородь.

17-10. Лошади сегодня плохо пьют, плохо едят, выглядят вялыми. Шерсть на них потускнела. Они заметно похудели. Особенно Почта. Да к тому же Лангуста прихрамывает на левую заднюю ногу…

10 июня 1992 года.

13-00. Остановились для отдыха на лесной опушке по соседству с полем, на котором низкорослые всходы пшеницы или ржи.

Дружок лежит в траве. Николай слушает записи в магнитофоне. Лангуста ест траву. Почта легла на спину и перекатывается на спине. Она любит поваляться по росистой траве, подавить своим весом комаров. На разные голоса поют птицы. Тень. Прохлада. А так на солнце жарко. Изредка ко мне подлетают комары. Я лежу на армейском бушлате, брошенном на траву. Удивляюсь, как тот же знаменитый путешественник и писатель Арсеньев в таежных более суровых условиях, чем у нас теперь, находил время для записей своих впечатлений, для ведения дневника. Очень быстро летят дни. Забота о лошадях, какие-то незначительные ремонты недоуздков, порванных ретивой , необузданной Почтой, починка порванных случайно штанов, приготовление пищи для лошадей и для себя, немного сна и уже для ведения дневника не остается времени. При движении мы по очереди управляем лошадью. Но в кибитке темно, а на облучке такая мелкая тряска, что совершенно нельзя вести записи. Буквы получаются изломанные, исковерканные до неузнаваемости.

Уже прошла целая неделя как мы в дороге. Живем вплотную с лошадками. Спим рядом с ними в нашей повозке. Хотя сном это не назовешь.

   Около десяти или одиннадцати часов вечера распрягаем лошадок и готовим себе ужин. Хорошо если лошади ведут себя спокойно. Тогда можно, посидев немного у костра, пораньше пойти спать. Но все одно это бывает уже ближе к часу ночи. Перед сном обязательно поим лошадок. Привязываем Лангусту на ночь к кибитке. Нередко она запутывается и начинает дергать повозку. Заставляешь себя силой воли вырываться из короткого забытья и выскакивать из кибитки, тут же попадая в звенящее облако комаров.

Пока распутываешь лошадь, успокаиваешь голосом, называя ее ласково дочкой, дочуркой.

За ночь, а она для нас заканчивается часов в пять или шесть утра, приходится выскакивать из кибитки раз шесть или восемь. Но к этому хроническому недосыпанию быстро приспосабливаешься, благодаря благотворному влиянию и самих лошадей и окружающей нас среднерусской близкой сердцу природе.

Утро начинается с поения лошадей. Затем даем им овес. Спустя час – полтора, как они покушают овес, начинаем запрягать. Лангуста умница. Ведет себя лучше некуда. Во время движения она внимательно осматривает все предметы, встречающиеся на дороге, обочине и даже за обочиной. Так, совсем недавно, в селе Сицкое, она была сильно напугана стоящими за забором вдоль дороги комбайнами. Ее может напугать валяющийся на обочине кусок резинового шланга или обрывок веревки, дорожный знак или необычной формы лесная беседка. От проезжающих вплотную от кибитки машин она тоже часто шарахается в сторону. Так что глаз да глаз нужен…

11 июня 1992 года.

Сейчас полдень. Мы остановились на низком луговом берегу реки Юг. Привязали Лангусту поближе к кустам, где погуще и позеленее трава, и есть спасение от слепней. Почта как обычно на вольном выпасе и как всегда мотается туда – сюда. То подойдет к Лангусте, то уйдет по ближней пашне далеко в сторону, откуда мы только что приехали. Жарко. В такую жару лошади плохо едят. Отмахиваются от слепней и комаров хвостами и гривами, так что есть им некогда. Мы с Дружком расположились на солдатском бушлате в тени повозки. Николай на таком же старом поношенном бушлате разлегся поодаль. Он пишет путевые заметки для нашей областной газеты. Негромко звучит радио. До сих пор мы основное время в сутках тратим на уход за лошадьми. Для другой работы времени не остается. Надеемся, что сами постепенно втянемся в дорогу и лошади привыкнут к походным условиям, и тогда сможем больше внимания уделять экспедиционной работе. Программа Конной кругосветной экспедиции очень обширна. Это и реклама областных ивановских предприятий и вопросы коневодства России, экологические вопросы, народные промыслы, вопросы казачества, фольклор, местные традиции.

На девятый день пути миновали город Чкаловск и достигли реки Юг, Нижегородской губернии. Идем медленнее, чем я планировал. Но это не наша вина. Могли бы проходить в два раза больше за день. Подвела Почта. До сих пор она идет позади кибитки. Пробовали запрячь ее на второй день, но она встала на дыбы, развернулась на сто восемьдесят градусов и как дикая понесла нашу повозку. При этом я еще не успел пристегнуть к уздечке второй конец вожжей. Едва хватило сил моих догнать ее и если бы не этот, волочившийся позади кибитки, не пристегнутый конец вожжей, то неизвестно что бы произошло. Я ухватился за него, и лошадь сначала повернула в сторону, а затем остановилась, тяжело дыша и дрожа всем телом. Нас почему-то никто из ее бывших владельцев на конезаводе не предупредил, что она никогда не запрягалась и не ходила под седлом. То есть совершенно дикую лошадь дали в такую дальнюю экспедицию. Хорошо, что такое случилось не на асфальте, а на полевой дороге, где не бывает машин и безлюдно. В поселке Китово, что под городом Шуей, на местной конеферме, принадлежащей Шуйской птицефабрики сам заведующий Николай Геннадьевич Мельников пробовал запрячь нашу строптивую кобылу в обычную простую телегу. Но и тут двое коневодов-профессионалов едва с ней управлялись. Она носилась словно сумасшедшая по загону, делая такие виражи, что телега едва не складывалась пополам. Конечно, для такой мирной экспедиции, как наша, такая боевая лошадь явно не подходит. Запрягать ее на автомобильной дороге равносильно самоубийству. Кроме друзей в Китово, нам уже и в Нижегородской губернии говорили специалисты – ветеринары, что раз эту лошадь за двенадцать лет ее жизни не смогли приучить к работе, то в наших условиях сделать это очень сложно, а может и невозможно. Так что теперь пока довольно тяжелую (около полутора тонн) кибитку везет одна Лангуста. Лошадь конечно сильная, но и ей такая работа не из легких. Поэтому мы ее не торопим. Даем хороший отдых, во время которого наши лошадки едят траву, сено и еще порции овса весом около восьми килограмм каждая съедает.

   Немного о проблемах коневодства. Если не считать Китовскую конеферму, на которой всего семнадцать лошадей, то по дороге мы видели всего двух лошадей: одну в селе Новинки, другую в селе Пурех. В деревне Куркино, на отдыхе, мы вместе с местными бабками едва смогли отбить наших лошадей от любопытных коров, которые никогда лошадей не видели. Последнюю лошадку из этой деревушки увели цыгане лет пятнадцать назад. Может и не нужна теперь лошадь в деревне? Есть техника, трактора, машины. Под поселком Пестяки мы видели бабушку лет 75 -77, впряженную в деревянную борону на картофельном поле. Если бы в той деревне была бы хоть одна лошадь, то жизнь подобных старушек была бы гораздо легче и проще.

Равнодушных людей к нашим лошадкам за всю дорогу еще не встретилось. У мальчишек при виде наших красавиц появляется блеск восхищения в глазах, у старушек слезы умиления.

– Как красивы ваши лошадки, – сказала нам преклонных лет бабушка в селе Новинки. Вспомнила она свою забытую молодость, свадебную тройку у крыльца, когда жеребчикам вливали в рот немного водки, и они нетерпеливо танцевали и ржали, сдерживаемые сильными руками дружков жениха. А как залихватски весело терзал русскую душу колокольчик под дугой ямщицкой тройки! Господи, во времена Чехова все это было, было. Еще заметил, что наши лошади оживляют и украшают любой пейзаж, любой заброшенный луг, любую рощу. Иногда жалеешь, что нет с нами кинооператора или телеоператора. Да и у нас с Николаем кроме примитивных, постоянно отказывающихся перематывать фотопленку фотоаппаратов, заряженных черно – белой пленкой, ничего нет.

Каждое движение  коня, грациозно и прекрасно. Каждый шаг наших лошадей – это живое свидетельство Промысла Живого Бога. В этом у меня будет возможность убедиться еще не раз и не два.

Назад на страницу Плонин Петр Федорович

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gavposad-kraeved.ru/nashi-publikacii/plonin-petr-fedorovich/kniga-pervaya-ot-ivanovo-voznesenska-do-ostrova-saxalin-glava3/

1 комментарий

  1. Евгений Соболев

    Когда я работал в тайге (Таежная геологоразведочная экспедиция ) 1980-1983 г, у нас тоже были лошади, и те же проблемы с комарами и слепнями. Обходились очень простым и очень эффективным способом борьбы с этим недугом-разводили дымокуры. В ведрах (с дырами для тяги) разводили костер и забрасывали его гнилушками. Образовывался густой и обильный дым. Лошади сами шли в это облако дыма и спокойно там себя чувствовали.

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.