Распечатать Страница

Барабохина Валентина Семёновна, ветеран труда

Барабохина Валентина Семёновна, ветеран труда
4 votes, 5.00 avg. rating (99% score)

Я, Барабохина (Алексеева) Валентина Семёновна, 1940 года рождения, давно вынашивала мысль передать своим потомкам – когда и с кого начинался наш род.

В молодости этому не придаётся значения, но с возрастом этот вопрос, я думаю, встаёт перед каждым; иногда слишком поздно, когда уже некому пролить свет на прошлое. Когда были живы мои родители, они рассказывали о своей жизни, но я не воспринимала их разговоры, в какой то степени они раздражали меня.

Но вот их уже давно нет, уходят в мир иной старшие сёстры и другие родственники,  – и я с запоздалым раскаянием жалею, что не выслушала их, не всё восприняла из их жизни. А человек жив, когда о нём кто – то помнит.

И вот, чтобы мои внуки и их внуки не были Иванами, родства не помнящими, я и хочу оставить свои, какие есть, воспоминания.

Прошу и надеюсь, что и они в своё время также передадут своим детям и внукам историю своих жизней, своего времени. Хочу, чтоб вы сохранили мои записи как семейную реликвию и продолжили нашу родословную в своих воспоминаниях.

Итак, я начинаю….

Фотоальбом 1 – из архива Барабохиной Валентины Семеновны=

Фотоальбом 2 – из архива Барабохиной Валентины Семеновны=

Фотоальбом 3 – из архива Барабохиной Валентины Семеновны=

Фотоальбом 4 – из архива Барабохиной Валентины Семеновны. Курорты и санатории советских лет=

Фотоальбом 5 – из архива Барабохиной Валентины Семеновны. Новгородская область – памяти павших посвящается+

 

      Семейная летопись

Барабохина Валентина Семёновна, 1940 г.р., г.Гаврилов Посад, улица Лизы Болотиной, 2004 год. 

               Генеалогическое древо нашего рода:

Семейная Летопись.

План:

  1. Вступление
  2. С кого прослеживается наш род.

       – мой дедушка

       – моя малая Родина

       – бабушка

       – их дети

3.   Мои родители

4.   Я и мои сёстры, наши семьи

       – детские воспоминания о войне

5.   Семейные книги

6.   Награды

7.   Семейные игры

8.   Семейные песни

9.   Фотоальбом

10.  Секреты воспитания

11.  Напутствие потомкам

Я, Барабохина (Алексеева) Валентина Семёновна, 1940 года рождения, давно вынашивала мысль передать своим потомкам – когда и с кого начинался наш род.

В молодости этому не придаётся значения, но с возрастом этот вопрос, я думаю, встаёт перед каждым; иногда слишком поздно, когда уже некому пролить свет на прошлое. Когда были живы мои родители, они рассказывали о своей жизни, но я не воспринимала их разговоры, в какой то степени они раздражали меня.

Но вот их уже давно нет, уходят в мир иной старшие сёстры и другие родственники,  – и я с запоздалым раскаянием жалею, что не выслушала их, не всё восприняла из их жизни. А человек жив, когда о нём кто – то помнит.

И вот, чтобы мои внуки и их внуки не были Иванами, родства не помнящими, я и хочу оставить свои, какие есть, воспоминания.

Прошу и надеюсь, что и они в своё время также передадут своим детям и внукам историю своих жизней, своего времени. Хочу, чтоб вы сохранили мои записи как семейную реликвию и продолжили нашу родословную в своих воспоминаниях.

Итак, я начинаю.

Наш род имеет крестьянские корни. Мои дедушка и бабушка по отцовской линии проживали в деревне Осанково Гаврилово – Посадского района Ивановской области. По материнской линии о родственниках мало известно, так как мама была круглой сиротой с 7 – летнего возраста, поэтому речь пойдёт о предках по отцовской линии.

Фотография 1938 – 1939 годов. Мой дед у своего дома с сыновьями Андреем и Дмитрием. Сидят: его дочери Агриппина и Мария, моя сестра Анна.

Мой дед, Алексеев Михаил Иванович, ( 1884 – 1940 гг.) жил в деревне Осанково, имел свой дом, построенный после пожара в начале 30 – х годов.

Надо отметить, что наша деревня до войны ( 1941 – 1945 гг.) была довольно большая, где – то 60 дворов ( все в округе её ласково называли “деревенькой”), расположена в два порядка, в пяти километрах от райцентра, во Владимирском Ополье, в безлесной местности. Протекала хорошая, чистая река Ирмесь, были заливные ухоженные луга. Люди занимались земледелием, имели огороды частные и колхозные. Особенно славилась наша деревня капустой, нас так и называли – капустники.

Я помню времена, пахали на лошадях, сеяли вручную, из лукошка. Жили небогато, а то и бедно. Но деревня звенела песнями, гармошками и сходились сюда на гулянье со всей округи.

К сожалению, попав в разряд неперспективных, деревня, можно сказать. умерла. Сейчас осталось трое жителей престарелого возраста, есть дачники, луга вследствии мелиорации заросли бурьяном, речка превратилась в заросший ручей.

Так вот, у деда была большая семья ( по сегодняшним понятиям) – три сына и две дочери.

Моя бабушка, Алексеева Анастасия Ивановна ( 1883 – 1939 гг.) родом была из деревни Шипово – Слободка, имела слабое здоровье. Я их не знала, так как они умерли довольно рано, до моего рождения.

   Их дети: Семён ( мой отец) 1902 года рождения, Мария – 1909 года рождения, Дмитрий – 1912 года рождения, Андрей – 1919 года рождения, Агриппина – 1924 года рождения.

Семён прожил всю жизнь в родной деревне, не считая кратковременных выездов, имел семью. О нём я напишу позже.

Мария ( 1909 – 1953 гг.), я её хорошо помню. Работала в колхозе, была не лишена чувства юмора. Замуж не выходила, была вместо матери младшей сестре. У неё долгое время болела нога ( от ушиба кости ), и умерла она в возрасте 45 лет.

Дмитрий и Андрей, молодыми, неженатыми ушли на войну и не вернулись, как и многие их сверстники. Причём Дмитрий был освобождён от воинской службы по состоянию здоровья, но ушёл на фронт добровольцем, по заявлению. От них не осталось потомства, но я их всегда помню и сожалею и даже думаю: а вдруг хоть один из них остался жив и находится где – нибудь за границей. Ведь они оба “пропали без вести” – один под Ленинградом, другой на польской границе, около Бреста ( кажется, Белосток). Их имена в числе других высечены на памятнике погибшим, в селе Лычёво.

   Агриппина, 1924 года рождения, окончила 7 классов, вышла замуж за Новикова Алексея, жили с ним в деревне Калистово ( километров 10 от дома), затем переехали в посёлок Иваньковский по месту службы мужа ( работал в милиции), потом переехали в посёлок Нерль, где их брак распался. У Грипы есть дочь Татьяна, 1948 года рождения, окончила педагогический институт, работает учителем в школе. В 2004 году они с матерью жили вместе, в городе Тейково. Агриппина умерла в 2006 году, 19 февраля.

   Мои родители.

Как я уже отмечала, мой отец, Алексеев Семён Михайлович ( 1902 – 1952 гг.) был старшим сыном. Учился в церковно – приходской школе, то есть был грамотным.

Мне было 12 лет, когда его не стало. Конечно же, я его хорошо помню. Это был высокий, худощавый мужчина, с залысинами. Жили мы в бедности, как и вся наша послевоенная деревня, и мне казалось, что он никогда не ел досыта, ходил в обносках. Он страдал язвой желудка, перенёс 3 операции. Но в редкие колхозные праздники не было лучше его запевалы. Любил пошутить; помню, как рано утром он нередко шутя разгонял возвращавшихся с ночной смены фабричных девчат, и деревню наполнял их весёлый гвалт. ( В то время молодёжь, чтобы хоть как – то прожить, старалась уйти на заработки на ткацкую фабрику в Посад).

На войну отца не взяли по болезни, но и дома его часто не было – его забирали на трудовой фронт. Работал в Магнитогорске на химических заводах, в Подмосковье. Помню, что мама часто собирала его в дорогу, пекла хлеб.

После очередной операции на желудке ему требовалось хоть какое то питание, но его не было, а была тяжёлая работа. Он возил воду с речки на ферму на лошади, в бочке; и весной во время распутицы дорога рухнула, бочка свалилась с саней; он старался поставить её на место, у него разошлись послеоперационные швы и через 5 дней его не стало. Умер от перитонита. Это случилось 26 апреля 1952 года, в последний день Пасхи, на рассвете. В доме не было мыла, чтобы обмыть покойника. Меня послали к соседям за мылом. И в гроб положить было не в чем. Выручили соседи.

   Надо сказать, что в то трудное время, когда кругом была нужда, люди выручали друг друга. Все знали, у кого что есть и одалживали. Так, у нас была ручная мельница, сделанная отцом, и вся деревня, иногда в очередь, перемалывала зерно на крупу. У кого – то было корыто, квашня для теста, и она ходила по всем соседям.

Моя мама, Алексеева Варвара Васильевна ( 1904 – 1979 гг.) была родом из села Тумы Юрьев – Польского уезда. По её рассказам, за одну неделю у неё умерли от тифа отец и мать, и бабушка с дедушкой, и осталась она в 7 лет круглой сиротой. Жила по соседям, кто приютит. Училась два года в церковно – приходской школе, но помогала нам, своим детям, даже в старших классах решать задачи.

Замуж вышла за Семёна по сватовству. Была ярой сторонницей колхозов, всю себя отдавала работе – была огородным бригадиром ( выращивали овощи, табак для фронта), работала на ферме, косила наравне с мужиками, возглавляля колхозную ревизионную комиссию. И всё это за пустые трудодни.

После моего рождения с ней случилась беда – попала в молотилку. В то время хлеб убирали вручную, были только лошади. Так вот, было такое устройство – молотилка, работало на конной тяге. Мама подавала снопы и её юбку забрало в молотилку и затащило ногу. Когда то остановили лошадей…

Мы с ней ( мне было 4 месяца) около года пролежали в больнице. Ногу спасли, спасибо хирургу Стипакову, царство ему небесное.

Это её рвение к работе часто было во вред семье. Так, когда она работала бригадиром, а мы были малы, у нас нередко оставался необработанным собственный огород, что ещё больше усугубляло наше бедственное положение, так как все жили за счет огородов. Соседи говорили: вы жить не умеете. Возможно, они были правы.

Но была не только беспросветная нужда – были весёлые праздники, гулянья, перезвон гармошек. По соседству жили 3 брата – гармониста и как в той частушке: “..как гармошка заиграет, убегу без ужина..”

Хочу отметить, что до 50 – х годов в деревне не было ни радио, ни электричества, а о телевизорах и понятия не имели.

   Наш дом представлял собой покосившуюся избушку, крытую соломой, летом проливаемую дождями, зимой продуваемую ветрами. Хоть и не всегда в нём было тепло, но всем хватало места и даже нашим друзьям и соседям.

Спали летом на полу, зимой на печке. Позже, в 1963 году, когда я приехала домой с ребёнком, а дом наш совсем развалился, мама купила другой, в селе Сербилово, побольше и получше. В нём она и прожила до конца своей жизни.

Я и мои сёстры, наши семьи.

У моих родителей было четверо детей, все девочки. Опишу о своих сёстрах.   Старшая, Анна ( 1924 – 1997 гг), помогала воспитывать младших, работала в колхозе. В войну её посылали от колхоза на лесо- и торфоразработки. Было и голодно и холодно. Работа тяжёлая, для мужчин, а не для слабых девчат. Не однажды приходилось добираться пешком из Иванова, с Нерли ( убегали домой тайком ). Помню, после одного из таких походов у неё отнялись ноги, и она передвигалась по дому с табуреткой. Но приходила милиция и отправляли обратно принудительно, так как в колхозе были одни немощные старики, дети, да многодетные матери. А надо было заготавливать топливо для страны.

   После она работала в детском саду в райцентре, затем в швейном цехе райпромкомбината. Вышла замуж за Кузнецова Виктора Александровича. Он был родом из Бережка, из большой семьи. Сначала они снимали углы, потом получили комнату, в которой и прожили до конца дней своих.

Витя, наш старший зять, имел золотые руки, был печником. помогал маме по хозяйству, но злоупотреблял спиртным, отчего и скончался в 1972 году. Анна надолго пережила его, умерла в 1997 году от инсульта. От них осталась дочь Надежда, 1952 года рождения, живёт в г. Иваново, имеет дочь Елену и двух сыновей – близнецов, 1980 г.р. – Антон и Павел. Отец оставил детей в раннем возрасте, завёл вторую семью.

Вторая моя сестра, Нина, 1927 – 2001 гг., не успев закончить сельской школы, поступила в ФЗО на ткацкую фабрику, оттуда её направили работать в село Меховицы Савинского района. Там она работала недолго. Приехала домой, пошла работать дояркой, где и проработала свыше 40 лет.

Замуж вышла за Петропавловского Владимира Васильевича. У них трое детей. Старшая. Валентина, в настоящее время живет в селе Небылое Юрьев – Польского района, мать – одиночка с 6 – ю детьми. Хорошей матери из неё не получилось, все дети, кроме последней, Кати, воспитывались у бабушки Нины, да и сейчас. когда её не стало ( умерла 15 мая 2001 г. от давления), живут с дедом.

Вторая их дочь,Альбина, живет в г. Кинешме, работает на заводе “Контакт”. У нее дочь Светлана, работает вместе с матерью, и внучка Катя.

Их сын, Александр, живёт в Гав.Посаде, работает шофером в Иванове. Имеет две семьи, в которых подрастают 2 сына, Андрей и Миша.

Моя сестра Клавдия, 1936 – 2007 гг., по окончании 7 классов закончила курсы счетоводов. Работала в колхозе, затем сельским почтальоном. Вышла замуж за Силина Виталия Михайловича. У них двое детей – Надежда и Сергей. По настоянию мужа переехали в г. Кинешму, где у Виталия жила сестра. Там Клавдия также работала почтальоном до пенсии. Муж её утонул по пьянке в Волге, когда Серёже было около годика. Потом сестре дали квартиру. Надя вышла замуж за Шорохова Николая, у них дочка Лена. Надя работает на “Контакте”, живет в общежитии. Сергей женился на Наташе, у них подрастает сынишка Дима. Клавдия страдает гипертонией и сахарным диабетом. Дай ей бог здоровья и подольше пожить. Мы остались с ней вдвоем, видимся редко. ( Умерла 13 октября 2007 года).

Теперь о себе. Я, Валентина, младшая в семье, родилась 13 мая 1940 года, за год до войны. Я была мала, но кое – что из военных лет помню. У нас не было детства; как себя помню, мы жили заботами взрослых. Родители работали с зари до зари, без выходных, и мы, малыши, в большинстве находились с ними на работе. Таскали воду с речки для полива колхозных огородов, подгребали сено за лошадьми во время сенокоса…

Помню, как приносили в поле похоронки – женщины не кричали, а молча обессиленно падали на землю.

Мне было 5 лет, когда кончилась война. Помню, на рассвете мама заходит в дом и говорит: “Дети, война кончилась.” Клава, сестра, запрыгала на постели, а я думаю: чему она радуется? Вот если бы поесть дали…Но на всякий случай и я запрыгала.

Помню, было колхозное собрание ( или митинг?) посреди деревни, у конторы ( контора была в частном доме). Выступал председатель, о чём – то гневно говорил и стучал по перилам крыльца, на котором я сидела. Перила сотрясались от ударов, и я боялась упасть.

В годы войны наша деревня приняла в свою семью ленинградских детей – блокадников. У нашей соседки, тёти Наташи Краевой, жили девочки 15 – 17 – летние, человек 6. Я хорошо помню, как провожали последнюю из них ( остальные уехали раньше). Её звали Лида Казимова. Было лето или осень, она была легко одета, за плечами небольшой, почти пустой, рюкзачок. Провожали мои сёстры и другие ровесницы, я увязалась за ними. Теперь я часто вспоминаю этот эпизод и думаю: как сложилась её судьба, жива ли она? Хотелось бы связаться с её детьми…

По окончании 7 классов Сербиловской школы я поступила в Ивановский текстильный техникум. Работала на Фурмановской прядильно – ткацкой фабрике, откуда по комсомольской путевек уехала на целину. Там окончила курсы механизации сельского хозяйства по специальности тракторист – комбайнёр, 2 года работала в совхозе им. Будённого Карагандинской области. Там же вышла замуж за Барабохина Николая Михайловича, родилась дочь Елена. Но жизнь у нас не получилась, и я уехала на родину. В марте 1964 года поступила работать на швейную фабрику в Гав. Посаде, где и проработала до пенсии швеёй, инженером, на партийной и общественной работе.

   7 лет ходила на работу из деревни, по бездорожью, на утреннюю и вечернюю смены, затем получила комнату в коммуналке, а потом однокомнатную квартиру. Лену помогала растить мама, а когда она пошла в школу, перебрались в Посад. Лена окончила с отличием 9 классов, затем, также с отличием, Ивановский торговый техникум. По распределению уехала на работу в Камчатское морское пароходство. Там познакомилась с Романюк Александром Ивановичем. Их свадьба состоялась 9 июля 1983 года. В марте 1985 года у них родился сын Алёша, мой внук. Ему не было годика, когда они переехали в г. Дружковку Донецкой области, где у зятя живут родственники. Там родился второй сын, Рома, 9 июля 1990 года. Алёша закончил училище, работает на заводе, Рома  – школьник.

Семейные книги.

В раннем детстве, когда я ещё не умела читать, отец привёз нам книжку “Русские народные сказки”, их читали и все наши друзья. После моих дядей, погибших на фронте, осталось много книг, в том числе “Гулливер у лилипутов”, которыми мы все зачитывались.

До сих пор у меня хранится томик А.С. Пушкина, издательства 1930 года, с пометками погибшего Андрея. он и сам немного слагал стихи, писал письма с фронта в стихах. К сожалению, его письма не сохранились.

Сейчас у меня полное собрание сочинений Лескова, Некрасова, Лермонтова, Горького, Шолохова, Макаренко. Сейчас читаю мало – глаукома не позволяет.

Награды.

Мама была награждена медалью “За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.”

Все мои сёстры и я награждены медалями “Ветеран труда”, у меня хранятся множество отраслевых наград и поощрений, в тои числе Почётная грамота “За укрепление мира между народами” областного комитета защиты мира. Храню также Похвальные грамоты из далёкого школьного детства.

Семейные игры.

В школьные годы любимой нашей игрой была лапта. В неё играли и дети, и взрослые вместе; весной, как сойдёт снег и просохнут лужайки в нашем, верхнем, конце деревни, и пока не отрастёт трава ( траву мять нельзя). Зимой катались на санях, заливали ледяную дорожку от “Петрова” колодца и вдоль улицы. Катались на коньках на реке, привязав их к валенкам ( я не умела). Долгими зимними вечерами собирались в нашей избушке играть в лото, с керосиновой лампой. Располагались, кто где мог, и на полу, естественно.

Семейные песни.

Я уже отмечала, что мои родители неплохо пели, да и все в нашей деревне были певучие. Особенно весело было на колхозных гуляньях, в престольные праздники. В песне главное – хорошо начать, запеть, чтоб другим было легко подхватить. Как я помню, мои родители были запевалами. Пели в большинстве русские народные песни.

У соседей был патефон, мы заслушивались военными песнями в исполнении Нечаева и Бунчикова, Утёсова, Шульженко. Моими любимыми исполнителями являются Л. Русланова, Л. Зыкина, А. Стрельченко. Когда мы, сёстры, собирались вместе, всегда пели. Старших сестёр уже нет, но у меня хранятся записи их голосов.

Я люблю хоровое пение. Жаль, что сейчас, кроме ансамбля Бабкиной и Кубанского хора, других не слышно и не видно.

Спасибо Заволокиным за пропаганду народного творчества в телепередаче “Играй, гармонь”. Я участвую в народном хоре районного Дома культуры, в нашем репертуаре свыше 70 – ти песен и народных и авторских. Песня помогает и в радости, и в горе.

Фотоальбом.

На протяжении всей жизни я с любовью, бережно собираю все фотографии и храню их в двух семейных альбомах. Они у меня располагаются в определённом порядке – от детства к зрелости. Там все мои родственники, друзья школьные и студенческие, коллеги по работе. Много фотографий из туристических поездок, из мест отдыха. Мне довелось побывать в Хатыни, на Мамаевом кургане, в Ленинграде, в Брестской крепости, на Малой земле, видела пылающие пионерские галстуки на решётках Саласпилса (детского лагеря смерти). Путешествовала по Волге от Кинешмы до Астрахани. Все эти поездки отражены в семейном альбоме, в открытках и буклетах. Когда мне грустно или одиноко, я достаю альбом.

Секреты воспитания.

Каких – то особых секретов воспитания в нашей семье, думаю, не было. Мы с детства видели наших родителей в труде, в нужде – это и было нашим воспитанием.

Учёба в школе мне давалась легко, но мама следила за нашими успехами, регулярно посещала родительские собрания. Как – то, помню, нам дали писать домашнее сочинение на свободную тему. В это время мне случайно попалась в каком – то журнале статья о Зое Космодемьянской, её посмертная фотография. Это произвело на меня неизгладимое впечатление. Я написала сочинение о ней, переработав по своему статью, получила высшую оценку. Учительница, Зоя Петровна Крылова (сейчас она живёт в с. Иваньково) спросила, кто мне помогал, и я, покраснев, сказала, что сама. Примите, Зоя Петровна, моё запоздалое раскаяние. А фотография Зои Космодемьянской и по сей день со мной, и сегодня я прилагаю её к этому разделу – воспитание.

Когда мне шёл 14 – й год, началось освоение целинных и залежных земель. Многие ехали в Казахстан осваивать новые земли. По радио с утра до ночи шли передачи о целинниках, концерты по заявкам. Я жалела, что по возрасту не могу быть в числе этих патриотов. В то же время думала: сколько средств, сколько техники, сколько людей туда направляют. Если бы все эти силы да в наши нищие края…

Свою мечту я смогла осуществить в 20 лет, когда по решению 13 – го съезда Комсомола призвали девушек обживать целинные земли, и по комсомольской путёвке я была направлена в Карагандинскую область Казахстана. Жаль, что через 2 года по семейным обстоятельствам я была вынуждена оттуда уехать.

 

Напутствие потомкам.

 Итак, дорогие потомки, я проследила жизнь ваших предков с конца 19 – го столетия (1883 год) до 21 века – 2004 год.

История страны – это история народа. Тиф, голод, коллективизация, война, послевоенное восстановление – через всё это прошло старшее поколение. Жили надеждой на лучшее будущее.

Но тут начались смутные времена. Оказалось, что мы не туда идём, не то строим, не так живём. Теперь мои дети оказались за границей, это осложняет жизнь и тебе и мне. Начались семейные неурядицы. Дай бог, чтоб у внуков жизнь сложилась счастливее и благополучнее, чтоб потомки жили лучше нас. В сегодняшней жизни нам многое непонятно и неприемлемо.

Но во все времена надо честно жить, добросовестно работать, любить и беречь семью, близких. Чтить предков. Служить Отечеству.

Я начала нашу семейную летопись и надеюсь, что её продолжат мои внуки, их дети – наши потомки.  Храни вас Бог!

    Барабохина Валентина Семёновна. февраль 2004 года.

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gavposad-kraeved.ru/lyudi-ostavivshie-svoj-sled-v-istorii-goroda-i-rajona/veterany-vojny-truda-i-tyla/baraboxina-valentina-semyonovna-veteran-truda/

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.