Распечатать Страница

Миронов А.Е. Автобиографические очерки, часть 5-8

Миронов А.Е. Автобиографические очерки, часть 5-8
5 votes, 5.00 avg. rating (99% score)

 

На объект Александрова  (очерк пятый)

Прибыв в Москву, Ефимов, сдал чемоданы в камеру хранения и явился в контору, расположенную на Цветном бульваре. Его принял молодой мужчина в штатском, сидевший в застеклённой конторе в глубине большой комнаты, заставленной ящиками, коробками, мешками. Ефимов спросил Пяткина. Мужчина отозвался и попросил документы. Он был здесь хозяин. Долго изучал предъявленные ему бумаги и ворошил свои. Ефимов отдыхал после странствий по Москве и наблюдал за обстановкой. Посетители приходили, обменивались несколькими фразами, уходили. Все были серьёзны и сосредоточены.Закончив свои бумажные дела, Пяткин сообщил, что завтра Ефимову предстоит отъезд на объект Александрова, а пока он может отдохнуть в гостинице и заночевать там. Он дал «направление» в гостиницу и объяснил, как её найти. Это была центральная гостиница МВД и располагалась она на пл. Дзержинского. Там и провёл Ефимов остаток дня и ночь с мыслями о таинственном «объекте».

Утром в назначенное время, Ефимов пришёл на Казанский вокзал к условленному месту. Прибыл Пяткин. К нему потянулись люди, бывшие поблизости. Они называли свои фамилии. Пяткин делал у себя пометки. Проверив наличие людей, он повёл всех к спец. вагону поезда. Вагон был без номера, и около него не было обычной толчеи. Пассажиры почти все в возрасте 20-30 лет. Пяткин был здесь. Все устроились. Поезд отошёл от вокзала, и все понемногу стали знакомиться. Ехали молодые специалисты: техники, инженеры, медицинские работники, педагоги, повара. Были и такие, как Ефимов, имевшие определённый опыт работы.

Ночью прибыли в Арзамас и до утра, отцепленный от поезда, одинокий вагон стоял на дальних путях в тупике. Утром вагон прицепили к местному поезду, и путь продолжился Ефимов ещё в Москве заметил, что, несмотря на исключительно молодёжный состав пассажиров, в вагоне было спокойно и тихо. Никакого веселья, удальства, похмелья. По сторонам дороги встречались убогие посёлки, жалкие избушки, тихие полустанки. Ещё длительная остановка. Это Берещино. Вагон отцепили и опять поставили в тупик. Несколько часов томительной стоянки на жарком солнце. Поблизости оказался небольшой чистый пруд,  и почти все пассажиры с удовольствием искупались. То же сделал и Ефимов. Подошёл паровоз с товарными вагонами. К нему прицепили и московский вагон. Молодые местные железнодорожники, весело балагуря, сообщили приезжим, что те едут в «маленькую Москву», и что там уже «почти коммунизм». Но пассажирам было не до шуток. Когда движение продолжилось, их тревога и озабоченность усилились. Глухие места и неизвестность настораживали.

Вот поезд замедлил ход и осторожно въехал через ворота в большую прямоугольную площадку, огороженную колючей проволокой. По периметру площадки стояли солдаты с автоматами. Прозвучала команда – покинуть вагон без вещей. Все вышли, беспокойно озираясь, и потянулись по узкой тропинке за Пяткиным к крохотному домику, где их ждал офицер с солдатами. Началась проверка документов. А тем временем все вагоны и паровоз прибывшего поезда проверяла другая группа солдат с офицером во главе. Проверка закончена. Пассажиры заняли свои места. Открылись другие ворота площадки, и поезд продолжил свой бег. Пассажиры оживились. Опять замелькали перелески, поляны, пустыри и редкие деревянные постройки. Километров через 10-15 лес расступился, поезд замедлил ход и остановился у деревянного вокзала безымянного поселения.

Слева, невдалеке, стояло несколько трёхэтажных зелёных зданий, похожих на казармы. Справа, на холме, расположился ряд ветхих каменных построек, а над ними возвышалась колокольня без креста и маковки полуразрушенной церкви. Картина была безрадостная. Признаков городского жилья нигде не было видно. Приехали! Из вагонов пересели в 2 больших автобуса. Поездка продолжалась. Минут через 10 автобусы остановились. Все вышли и расположились на широкой поляне. Это был центр финского посёлка (об этом Ефимов узнал позже). А сейчас он с интересом осматривал посёлок. Среди высоких стройных сосен свободно разместились аккуратные (финские) домики. Таких домиков (как потом узнал Ефимов) сюда из Финляндии привезли 100. В них жили  ранее прибывшие «поселенцы».

Лежание на поляне затянулось. Но вот появились начальники и объявили о посадке в автобусы. На этот раз путь лежал по узкой лесной песчаной дороге. Ехали в глубь леса. Все опять заволновались. Километра через 3 лес закончился, и автобусы выехали на поляну с редким и чистым сосновым бором поблизости. Это был пионерский лагерь. Он был пуст. Местные начальники объяснили приезжим, что они будут жить здесь до особого указания. Затем пригласили в столовую. Она была отличной. Кушали много и долго. После столовой развели по жилым корпусам. Группа, в которую попал Ефимов, расположилась в хорошем, одноэтажном деревянном домике со спальней на 20 персон.

Ефимов заметил, как изменилось настроение людей. Исчезла озабоченность, тревога, беспокойство. На лицах появилось удовлетворение. К вечеру некоторые, особо шустрые, проявили неестественную весёлость и беспричинную шумливость. А Ефимов, удобно устроившись в чистой постели на новом месте, не имел причин для особой радости. Грусть о покинутой Уфе с товарищами, об оставленных в Посаде родителях  долго не давала заснуть.

Это была первая ночь Ефимова на объекте генерал-майора Александрова А.С.

Начальник объекта генерал-майор Александров А.С.

Город – объект  (очерк шестой)

Был август 1952 года. Новый день на объекте начался с купанья в маленькой, чистой лесной речке Сатис. Она была чуть больше Воймиги. Узкие протоки шириной 3-4 метра перемежались широкими и глубокими омутками с холодной ключевой водой и рыбьей мелочью.

От лагеря до города курсировал грузовик с открытым кузовом и сиденьями из досок. После завтрака многие поехали в город. Поехал и Ефимов. Ехали по вчерашней лесной дороге. Вот и город. Как потом выяснилось, это был не город, а «посёлок ИТР». Он прятался в лесу и состоял из нескольких небольших улиц, застроенных двухэтажными деревянными домами. Среди этих домов особняком стояли красивые деревянные коттеджи. Остановились у небольшого продовольственного магазина, куда все и направились. В магазине стало тесно и шумно. Приехавшие пришли в восторг. Здесь продавали всё, почти как в «Елесеевском» в Москве. Каждый сделал покупку по своему желанию. А по паре банок «невиданного» сгущённого молока купили все.

До обеда было ещё далеко и осмотр «города» продолжался. Разделились на группы по интересам. Бродили по незнакомым улицам. Вот посёлок  «Боровое» («посёлок ИТР» и  «Боровое» – местные, неофициальные названия). Он застроен двухэтажными кирпичными домами. Главная улица – улица Берии. Дальнейший путь лежал к посёлку, который население называло «Диким». В этом посёлке были и финские домики, частные дома, деревянные бараки. Этот посёлок произвёл неприятное впечатление. Уставшие  «путешественники» с поникшими головами и пустыми желудками направились на поиски столовой. По словам местных жителей, она располагалась в «городе», то есть на территории бывшего монастыря. Это было недалеко. Туда и направился Ефимов со спутниками. В бывшей монастырской церкви разместилась хорошая городская столовая под народным названием «Верёвочка». Там молодые специалисты отлично покушали и только к вечеру вернулись в свой «пионерский лагерь».

Нагулявшись по новым местам, Ефимов повалился на кровать и попытался привести в порядок свои новые впечатления. Он сделал вывод, что центром города-объекта является место, где ранее был монастырь со всеми его постройками, расположенными в виде неправильного прямоугольника. Некоторые здания и сейчас были приспособлены для учреждений, гостиниц и конструкторских бюро. В центре были руины Успенского собора и остатки церкви Живоносного Источника с «Верёвочкой». В середине западной стороны комплекса высилась величественная колокольня. Общий вид старой части города (вид с птичьего полёта).

С первых дней пребывания на объекте всех озадачили отдалённые взрывы, доносившиеся из лесной промышленной зоны. Сторожилы объяснили приезжим, что это в лесу взрывают пеньки. Никто не доверял этим объяснениям. Много позже Ефимов узнал, что это за взрывы.

Пришла пора писать письма на «большую землю». Обратный адрес был такой: «Москва, п/я 975, до востребования». Ефимов, написав на конверте этот адрес, сомневался, что письмо, посланное по этому адресу из Посада, найдёт адресата. Сомнения были напрасны. Вскоре он получил ответное письмо. Фельдсвязь МВД работала отлично.

Сараклыч  (исторический экскурс, очерк седьмой)

В 1298 году земли по реке Сатис были захвачены Бахметом, выходцем из Золотой Орды. Мордовские тверди и русские грады он превратил в свои опорные пункты. В их числе была и та крепость, которая существовала на месте нынешнего Арзамаса-16. В те времена имя ей дали Сараклыч. В переводе с татарского это «Жёлтый клинок». Это название соответствует описанию местности. От материкового высокого берега на запад отходит клинообразный холм. У самого его подножия протекает на севере река Сатис, а на юге река Саровка. В конце холма они сливаются. Осыпи крутых берегов холма имели выход минерала доломита жёлтого цвета. Вот почему место и крепость были названы «Жёлтым клинком».

Крепость делилась на четыре града, разделённых валами и рвами. Три града размещались на узкой части холма, а четвёртый, значительно крупнее, был ограждён с востока двухкилометровым валом высотой шесть метров и глубоким рвом. Это укрепление называли «татарским валом». (В 1952 году Ефимов гулял по нему, а в 1956 году вал срыли).

В конце 17 века старое городище крепости Сараклыч привлекло внимание монахов – пустынножителей. Монахи долго здесь не задерживались. В 90-х годах 17 века появились и постоянные жители. Одним из них был монах Исаакий. По его челобитной в Москву в городище была возведена в 1706 году первая деревянная церковь. Этой датой открывается монастырский период этих мест. Начался он с Сатисо-Градо-Саровской пустыни. Это был мужской монастырь.

На рубеже 19 и 20 веков к Саровскому монастырю пришла общероссийская известность, связанная с именем Серафима Саровского, жившего в монастыре. К началу 20 века монастырь был одним из самых богатых в Центральной России. Он владел 26 тысячами десятин земли, имел различные мастерские, лесопильню, маслобойню. Основной доход получали от леса. Монастырь имел крупные вклады в банках.

В 1927 году было принято правительственное решение о ликвидации Саровского монастыря. Имущество и здания конфискованы и были объявлены народным достоянием. Вид на монастырь с южной стороны. Фото 1903 г.

План – схема Сараклыч.

Скульптура Серафима Саровского, установленная на лесной поляне вблизи г. Сарова в конце ХХ века.

 

«Это место для нас подходит…»  (Исторический экскурс, очерк восьмой)

Эту фразу высказал Ю.Б. Харитон, когда он вспоминал о том, как они вместе с генералом П.М. Зерновым выбрали Саров для строительства первого отечественного ядерного центра в начале 1946 года.

А что было 18 лет назад?

В 1928 году на базе Саровского монастыря создаётся детская трудовая коммуна, которая изготовляла поделки из дерева, а к концу 1930 года построила узкоколейную железную дорогу, связавшую  Саров с Нижним Новгородом. Дорога существовала до 1950 года. В 1931 году трудовая коммуна была закрыта, а на её базе организована исправительно-трудовая колония для подростков и взрослых. Силами заключённых был построен небольшой завод спортивного инвентаря, который перед войной реконструировали и расширили. Он стал изготовлять прессы для холодной штамповки и артиллерийские снаряды калибра 152 мм. Это было в 1940 году.

В начале войны завод давал фронту 10 тысяч корпусов снарядов в месяц. Саровский машиностроительный завод получил номерной знак – завод № 550. В 1943 году завод стал изготовлять комплекты деталей к снарядам М-13 для «Катюш». За годы войны Саров отправил для снаряжения в город Горький на завод «Красное Сормово» 400 тысяч корпусов снарядов для «Катюш». В 1945 году враг был разбит. «Жёлтый клинок» сделал своё благородное дело, но впереди ждали уже новые трудные и важные дела.

В апреле  1946 года постановлением Совета министров СССР на базе завода 550 и посёлка Саров создаётся конструкторское бюро КБ-11 при лаборатории № 2 Академии наук СССР. Начальником КБ-11 был назначен Павел Михайлович Зернов (в возрасте 42 года). Эта дата и стала датой рождения первого отечественного ядерного центра.

Перед КБ-11 стояла задача создать «Изделие», то есть атомную бомбу. Общее научное руководство всей атомной программой было возложено на Игоря Васильевича Курчатова. Административное руководство осуществлял сначала В.М. Молотов, а в последующем Л.П. Берия. Для сохранения в тайне всех работ на объекте, характера и целей его работы вышло постановление министров СССР за подписью И.В. Сталина о превращении его территории в закрытую зону. Посёлок Саров был изъят из административного подчинения  Мордовской   АССР и исчез из всех документов. Посёлка не стало. Было анонимное поселение. К 1952 году площадь закрытой зоны составила примерно 130 квадратных километров, а её периметр 70 кв.км.  Большая  часть  Мордовского государственного заповедника оказалась в зоне. По периметру зоны была вырублена просека шириной 25 метров с двумя рядами колючей проволоки, вышками и заставами. Была введена пропускная система и открыты четыре контрольно-пропускных пункта. Охрану осуществлял полк МВД.

Шла «холодная мировая война». США, уничтожив двумя атомными бомбами гражданское  население Хиросимы и Нагасаки, строили планы уничтожения в 1948-1949 годах всех крупных городов СССР. Атомных бомб и самолётов у них для этого уже хватало. Враг был безжалостен и нагл. Его могло остановить только оружие возмездия. И оно, это оружие, создаётся неимоверными усилиями и жертвами Советского народа здесь, в Сарове. На Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 года было проведено испытание первой советской атомной бомбы – «изделие 501» (или РДС-1). Изделие было установлено и взорвано на металлической башне, на высоте 30 метров от поверхности земли. Испытание дало удовлетворительный результат. Взрыв был равен взрыву  20000 тонн взрывчатого вещества тротила (тротиловый эквивалент 20 килотонн). Первый ядерный центр (КБ- 11) сдал экзамен на профессиональную зрелость. «Жёлтый клинок» грозно блеснув, предупредил американскую военщину о неминуемом возмездии при их агрессии против СССР. Но это был только первый опыт. В сентябре 1951 года взорвана вторая бомба с тротиловым эквивалентом 38.3 килотонны. Взрыв производился также на башне. А через месяц на том же полигоне была взорвана третья бомба   (РДС-3). Её тротиловый эквивалент составил 41 килотонну. Она была сброшена с самолёта ТУ-4 с высоты 10 км и взорвалась на высоте 400 метров. Результаты оказались также удовлетворительными. В том же году началось строительство на территории объекта серийного завода по производству ядерного оружия. Но всё это происходило до приезда на объект молодого 25летнего конструктора Ефимова. У него впереди было 45 лет, начиная с 1952 года. В этом здании размещались первые научно-исследовательские лаборатории КБ-11. В 1965-1975 г.г. В нем размещалось КБ завода, в котором работал Ефимов. Фото 1980-1990 г.г.

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gavposad-kraeved.ru/lyudi-ostavivshie-svoj-sled-v-istorii-goroda-i-rajona/posadskaya-i-selskaya-intelligenciya/mironov-aleksej-efimovich/mironov-a-e-avtobiograficheskie-ocherki-chast-5-8/

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.