«

»

Авг 10 2014

Распечатать Запись

Кузницы кузнецов Кузнецовых

Кузницы кузнецов Кузнецовых
5 votes, 5.00 avg. rating (99% score)

                                    Кузницы кузнецов Кузнецовых.

Фабр во Франции, Смит в Англии, Ковальс­кий в Польше, Кузнецов в России – все они одно­фамильцы, поскольку фамилии свои ведут хоть и на разных языках, но от одной профессии.

Кузнец – всем ремёс­лам отец! А потому сре­ди множества фамилий, производных от различ­ных занятий, Кузнецов, наверное, всё же глав­ная.

И странным кажется тот факт, что в нашем городе, во все века сла­вившимся своими кузне­цами, исследователи такой фамилии среди них ни разу не отметили. А, может быть, просто плохо искали?

Вот уже 115 лет, как введены в научный обо­рот документы писцовых книг 17-го века, опубли­кованные священником А. Бобровым в его книге «Гавриловский посад за 200 лет назад» (Сергиев Посад 1893 г.).

В них, в частности, перечислены владельцы 13-ти кузниц Гавриловской слободы на 1674 год.

Список этот за пос­ледние полвека много­кратно воспроизводил­ся (часто с большими искажениями) в самых разных изданиях, а так­же подготовительных материалах при разра­ботке концепции созда­ния в Гавриловом Посаде комплекса «Кузнеч­ная слобода» в конце 1970-х гг.

Воспроизведём ещё раз этот список по ос­новному источнику:

1. Филатки Володимирова

2. Микифорки Обросимова Хохлачёва

3.ФедиткиФедосее­ва

4. Ивашки Степанова сына Резвова

5. Федьки Евдокимова

6. Никитки Васильева

7. Мишки Степанова

8. Якимки Гурьева сына Беляева

9. Гришки Андреева сынаДевятова

10. Васьки Никифо­рова сына Фомина

11. Федьки Евдоки­мова

12. Гришки Володимирова

13. Никифорки Фо­мина

Для людей, далёких от реалий 17-го века, свойственна путаница фамилий и отчеств, встречающихся в документах, поскольку с «вичами» (Володимирович, Обросимович и т.д.) тогда писались лишь предста­вители высших сословий. А потому многим совре­менным исследователям невдомёк, что в приве­дённом выше списке все­го лишь пять настоящих фамилий. Володимировы же, Федосеев, Евдокимо­вы, Степанов и Фомин -суть отчества!

В той же книге Боб­рова приведён полный список мужского населе­ния слободы (106 домо­владений). В нём-то все упомянутые выше лица прописаны полностью, то есть с фамилиями, деть­ми и даже указанием дво­рового места. Все, не­ полностью поименован­ные в списке, владельцы кузниц, значатся здесь под одной фамилией… правильно,- Кузнецовы!

Почему писец внёс в книгу кузнецов Кузнецо­вых без фамилий? Воз­можно, хотел избежать тавтологии? Ведь фами­лии тогда только начина­ли входить в употребле­ние и не полностью отде­лились от прозвищ, заня­тий и т.п. Эта боязнь тав­тологии привела к заб­луждению многих иссле­дователей (потому мы и вынесли её в заголовок статьи).

Возникает другой воп­рос. Куда подевались эти кузнецы Кузнецовы в 18 веке? Ведь на ею конец и начало 19 века они уже нигде в документах не фигурируют.

Вероятнее всего, весь их род был переселён в бурные петровские вре­мена на новостройки Им­перии. Слобода-то наша была дворцовой, а посе­му для переселения её жителей на новые места достаточно было лишь монаршей воли. Кстати, такое практиковалось и раньше. Вот откуда часто упоминающееся в писцо­вых книгах «дворовое ме­сто пусто», а отнюдь не «избиение зловредными ляхами мирных слобо­жан» – как считают неко­торые исследователи. Хотя и оно имело место, но в неизмеримо мень­ших масштабах.

Возможно следы на­ших земляков – кузнецов Кузнецовых ещё отыщут­ся в писцовых или иных книгах других городов, приписанными, напри­мер, к верфям Азова, Во­ронежа, а , возможно, и Санкт Петербурга.

Кузницы же свои, при отъезде из Гавриловской слободы они благополуч­но продали по сходной цене своим прилежным ученикам: Резвовым, Девятовым, Мерьковым и другим, которые с честью пронесли через 18 и 19 века мастерство своих учителей, передавая его своим потомкам и при­шлым ученикам.

Материалы Гаврилово-Посадской ратуши (1790-1866 гг.) содержат многие документы, сви­детельствующие об этом и дающие право назвать Гавриловский Посад (опять же не убоясь тавтологии) – Кузницей кузнеч­ных кадров.

Возьмём для примера лишь несколько докумен­тов из книги маклера Гав-риловского посада Васи­лия Калабина для записки контрактов, договоров и условий в 1835 году. Первый из них почти пол­ностью:

«Тысяча восемьсот тридцать пятого года Генваря 30 дня мы, нижепод­писавшиеся подпоручик Цвилинёвъ и Гавриловского посада мещанин Михайло Козмин Девятов заключили сиё условие в том, что я Цвилинёвъ сдам Ему Девятову для обучения кузнечному ма­стерству крепостного своего мальчика кресть­янского сына деревни Телянова Миная Григорье­ва. Сроком наступающе­го февраля месяца с Двадцатого числа впредь на четыре года съ тем чтобы во оное время обу­чить мне Девятову оного мальчика Григорьева все­му кузнечному мастер­ству; както делать поков­ки, ковать лошадей, де­лать топоры, винты,оковывать колёсы, делать новые серпы и зубрить оные. Словом всё, что умею сам. И во всё сроч­ное время содержать мне Девятову его Григорьева на своей пище за одним столом, равно давать ему обувь и рукавицы а одеж­ду летнюю и зимнюю и нижнее платье. Всё иметь ему от меня Цвилинёва и во всё четыре года летнее время находиться оному мальчику у него девятова в должном повиновении и послушании. В против­ном случае приносит об ослушании жалобы мне Цвилинёву прежде исте­чения срока мне Цвилинёву, наследникам моим и покупщикам вотчины оного мальчика от него Девятова ни по каким при­чинам из учения не отни­мать равной мне Девято­ву его без воли господина Цвилинёва не отсылать же. В случае могущей случиться оному мальчи­ку болезни, то оное время почитать в тот же четы­рёхлетний срок и содер­жать у себя или по обще­му согласию с помещи­ком отпустить на оное время к родственникам.

Сверх того обязуюсь я, Девятов, единовременно подковать Ему господину

Цвилинёву своими подко­вами семь лошадей кру­гом. А более сего нам друг с друга ничего не требовать, а сохранить сиё условие с обоих сто­рон свято и нерушимо в чём и подписуемся.

Сиё подлинное ус­ловие иметь мне Цвилинёвуусебя. Ему Девятову со оного за подписанием моим копию к сему усло­вию.»

По другому условию: от 1 мая того же года по­ручик И.И.Трегубов отдал своего крепостного дво­рового человека Николая Максимова «для обучения кузнечному мастерству, а в особенности ковке ло­шадей» кузнецу-купецкому сыну Николаю Матве­еву Резвову «сроком впредь на три года и шесть месяцев».

Кстати, из 46-ти купе­ческих семейств Гавриловского посада на 1820-й год два семейства: Резвовы и Киселёвы приоб­ретение капитала имели не торговлей или фабрич­ной промышленностью, а мастерством. Вот как об этом гласит документ:

29. Алексей Васильев Киселёв. Имеет жену, 3-х сыновей, 1 брата. Приоб­ретение капитала имеет кузнечным и слесарным мастерством.

31. Матвей Андреев Резвов. Имеет жену, три сына, 1 брата, 2 племян­ников, , 3 внуков. Приобре­тение капитала имеет кузнечным мастерством.

Так что рассуждения некоторых авторов, что некоторые кузнецы, раз­богатев, переходили в ку­печество, не совсем кор­ректны.

Как видим, возможно было одновременное со­стояние и в «кузнечестве» и в купечестве! Первона­чально большинство куз­ниц посада было сосре­доточено в начале ул.Бу­тырки (ныне Советская), но в 1804 году последовал указ Губернского правле­ния о переносе их «от обывательского строения на безопасное расстоя­ние». Часть их перемес­тилась по той же улице за окраину города.

 Резвовы же построили каменную кузницу на острове среди реки Воймиги, через ко­торый проходил мост со стороны г. Суздаля. Что называется «на бойком месте», где чинили весь «подвижной состав» и ко­вали лошадей у проезжа­ющих через посад по Стромынскому тракту, брали и крупные заказы.

Вот подробнейшее условие, заключённое в 1835 г. Михаилом Анд­реевым Резвовым и его сыном Василием с уп­равляющим «Ея Сия­тельством Генерал Майорши и Кавалерственной дамы Княгини Татьяны Михайловны Прозоровской» Суз­дальской и Ковровской вотчин, титулярным со­ветником Василием Дмитриевичем Петро­вым на изготовление для вновь строящейся церк­ви в селе Вишенках Суз­дальского уезда камен­ного храма и … сделать из собственного нашего прочного хорошего же­леза: – как то: ставни, сколько их будет по­требно, каждая в шесть пудов. Двери, так же сколько потребуется в двенадцать пуд и под­ставы к ставням в десять фунтов, а к дверям в пят­надцать фунтов каж­дую…»

«За работу же и желе­зо с поставкою на место в село Вишенки, полагая же за каждый пуд по девя­ти рублей ходячею моне­тою…»(« Крепкое и хоро­шее железо», однако же не спасло храм от разру­шения в 1955 году – Б.В.).

Не только письмен­ные источники, но и ар­хеологические исследо­вания, в том числе (и особенно) нынешнего сезона на территории нашего района, прово­дившиеся экспедицией Института археологии РАН, свидетельствуют о древнем развитии ме­таллургии и металлооб­работки на нашей тер­ритории. Это обязывает нас со всей серьёзнос­тью и бережностью от­носиться к этой сфере нашего культурно-исто­рического наследия. Со­бирать, хранить и изу­чать как документаль­ный фонд, так и все ар­тефакты, связанные с местной металлургией, кузнечным и литейным делом, «…вплоть до дверных пробоев» – как говорил мне ныне уже покойный, знаменитый кузнец и великий энтузи­аст кузнечного дела Вя­чеслав Иванович Басов.

Б. ВОЛЧЁНКОВ,

член Союза кузнецов России и Кузнечной Академии им. профессора А.И. Зимина.

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gavposad-kraeved.ru/kuznicy-kuznecov-kuznecovyx/

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.