«

»

Сен 20 2014

Распечатать Запись

Касаткин Владимир Васильевич, художник, участник Великой Отечественной войны

Касаткин Владимир Васильевич, художник, участник Великой Отечественной войны
5 votes, 5.00 avg. rating (99% score)

Касаткин Владимир Васильевич, участник Великой Отечественной войны, художник.

Всем недугам назло.

Сейчас село Лобцово входит в СПК «Маяк». В селе в 73 домах проживают 180 человек.
Местные жители бережно от­носятся к истории села, помнят тех, кто стойко защищал Родину на фронтах Великой Отечествен­ной войны. Погибшим односель­чанам установлен памятник. К его подножию приносят цветы не только в День Победы. Покло­ниться своим бывшим боевым то­варищам, односельчанам приез­жают сюда и те, кто по тем или иным обстоятельствам уехал из Лобцова. Нередко, к примеру, бывает на своей малой Родине член Союза художников СССР В.В. Касаткин. dsc_8109-Касаткин

У Владимира Ва­сильевича трудная и интересная судьба. Он принадлежит к поко­лению, на плечи которого легли все тяготы военного времени и выпало немало испытаний. В дет­стве он увлекался рисованием. Когда началась Великая Отече­ственная война, ему было шест­надцать лет. В семнадцать, как и многие его сверстники, прямо со школьной скамьи он ушел добро­вольцем на фронт, боевое креще­ние принял под Курском летом 1943 года, в девятнадцать – стал командиром стрелковой роты, получил два ранения, в двадцать – в боях за освобождение Литвы в 1944 году был в третий раз ранен и контужен, потерял зрение. Пе­ренес несколько серьезных опера­ций, после которых в 1945 году зрение удалось частично восста­новить. Но велико было желание рассказать людям обо всем пере­житом, оно повлияло на выбор профессии, помогло преодолеть недуг. Молодой Касаткин решил стать художником.

Как пишет автор альбома «В. Касаткин», вышедшего в 1986 году в издательстве «Советский художник», Наталья Ракова, пер­вые живописные полотна Влади­мира относятся к началу пятиде­сятых годов. Он работает художником-декоратором в Литовском театре оперы и балета в Каунасе. В 1963 году его картины экспони­руются на всесоюзной выставке. В 1967 году Касаткина приглаша­ют в Одессу на впервые учрежден­ную должность главного худож­ника города. Спустя два года он возвращается в Каунас, где живет и работает и по сей день. За его плечами десятки выставок, поез­дки в Италию, Чехословакию. Однако Владимир Васильевич не забывает родные места: рисует Суздаль, Гаврилов Посад, Лобцово. Дарит свои картины Гаврилово-Посадскому музею, ведет ак­тивную переписку с его сотрудни­ками.

И. Антонов

ист. И. Антонов. “Гаврилов Посад: ВРЕМЯ И СУДЬБЫ” стр.251-252

.

Наталья Ракова

Художник Владимир КАСАТКИН
Владимир Касаткин-1

У художника Владимира Васильевича Касаткина – трудная и интересная судьба. Он, рождённый 28 декабря 1924 года, принадлежит к поколению, на плечи которого легли все тяготы военного времени и выпало немало испытаний. Родина художника – Гаврилов Посад, небольшой город в Ивановской области, расположенный в самом центре России – неподалёку от древнего Суздаля. Здесь прошли его детство, школьные годы, с которыми связаны первые попытки передать в красках или карандаше свои впечатления от увиденного. Увлекался рисованием, как все дети… Просто увлечённость эта была чуть серьёзнее, глубже. Когда началась Великая Отечественная война, ему было шестнадцать лет. В семнадцать, как многие его сверстники, прямо со школьной скамьи он ушёл добровольцем на фронт, боевое крещение принял под Курском летом 1943 года, а в девятнадцать стал командиром стрелковой роты, получил два ранения, в двадцать в боях за освобождение Литвы в 1944 году был в третий раз ранен и контужен, потерял зрение. Перенёс несколько серьёзных операций, после которых в 1945 году зрение удалось частично восстановить. Но велико было желание рассказать людям обо всём пережитом, оно и повлияло на выбор профессии, помогло преодолеть недуг. Молодой Володя Касаткин решил стать художником.
После войны он остался в Литве, в Каунасе: нелегко, наверное, было покинуть край, в котором воевал и где погибли фронтовые товарищи. Учёбу и систематические занятия живописью на время пришлось отложить – страна возвращалась к мирному труду, надо было восстанавливать народное хозяйство…
Первые живописные полотна Владимира Касаткина относятся к началу пятидесятых годов. Это – портреты, картины, посвящённые событиям минувшей войны, реже – пейзажи. Эти работы были выполнены с тщательностью, почти натуралистической достоверностью, подчас даже с очевидной ученической старательностью – в них нет ещё живописной свободы, стройности колорита и композиции. Однако их отличают качества, которые будут свойственны и зрелым произведениям художника и станут характерной чертой творчества в целом: это влюблённость в определённый пейзажный мотив, в свою модель, удивление и восторг перед натурой. С 1954 года художник принимает участие в выставках, сначала городских, а с 1959 года – республиканских.
В 1947 -1948 годах он работает художником-декоратором в Литовском театре оперы и балета в Каунасе. Тесная связь с театром повлияла на формирование живописного почерка. В полотнах художника шестидесятых годов уже преодолевается некоторая сухость, «измельчённость» письма, обнаруживается стремление к более широкой лаконичной манере, к тональному единству, сдержанным цветовым сочетаниям…

Автопортрет художника, 1976 г.Со второй половины семидесятых годов начинается новый этап в творчестве Владимира Касаткина. Для него это время неустанных поисков, напряжённой работы: за неполные десять лет создано много новых полотен. В основном это пейзажи и портреты – его излюбленные живописные жанры. Впечатления от путешествий по стране, поездок в Чехословакию, Италию, от встречи с новыми людьми, коллегами – художниками, интерес к событиям текущей жизни, современному человеку, окружающей его природе, воспоминания о героических днях войны – всё нашло отражение в картинах второй половины семидесятых. В этот период складываются своеобразные черты его живописной манеры, в основе которой – приём письма alla prima по предварительной лёгкой прописке маслом. Выявляются его склонность к простоте композиционных решений, тяготение к тёплым тональным сочинениям, в связи с чем меняется весь цветовой строй его полотен. Художник предпочитает работать тремя – четырьмя красками, при этом он иногда прибегает к комбинации различных живописных техник, используя в качестве основы не только холст или картон, но и бумагу со специально приготовленным тонированным грунтом или фольгу, наклеенную на картон. В результате этих экспериментов ему удалось достигнуть интересных колористических эффектов.
В картинах последних лет художник обретает живописную свободу и раскованность: краска наносится на холст смелыми, энергичными ударами кисти, крупный фактурный мазок уверенно лепит форму, причём часто характер его меняется в зависимости от предмета изображения. …
Если так можно выразиться, Владимир Касаткин принадлежит к художникам «поздней» зрелости, переживающим пору своего расцвета, будучи людьми с богатым жизненным творческим опытом. Не перестают удивлять стремительный рост живописного мастерства, столь явные качественные перемены в его поздних работах, часть из которых нашла своё место в таких художественных музеях как Третьяковская галерея, или Государственный Художественный музей Литвы.
Его портреты очень «немногословны» по своим выразительным средствам: они написаны в сдержанной цветовой гамме, построенные на сочетании коричневато-охристых, зеленоватых, синевато-серых тонов, отличаются почти аскетической простотой композиции. При этом художнику удаётся создать такие живописные и проникновенные образы, полные внутренней силы и высокой духовности…

P.S. В последние годы, возраст, недуги, связанные с ним и прошлыми военными ранениями ограничили творческую активность мастера, но он принимает деятельное участие со своими картинами в выставках, которые проводит в Литве Союз русских литераторов и художников «РАРОГ». В этом можно убедиться, пролистав станицы данного Интернет журнала.
Пусть данная публикации работ прекрасного художника и чуткого человека Владимира Васильевича Касаткина послужит делу осмысления русского художественного наследия Литвы. Желаем мастеру долгого бытия с нами на поприще высокого художественного искусства.

Картины члена Союза художников России, а также Союза художников Литвы
Владимира Васильевича КАСАТКИНА:

Касаткин-Портрет матери-1967

Касаткин-Портрет матери-1967

.

Касаткин-Скульптор Ю.Л.Чернов-1974

Касаткин-Скульптор Ю.Л.Чернов-1974

.

Касаткин-Наташа-1968

Касаткин-Наташа-1968

.

Касаткин-Жена и дочь-1976

Касаткин-Жена и дочь-1976

.

Касаткин-Галя Кузьменко-1981

Касаткин-Галя Кузьменко-1981

.

Касаткин-Студентка из Кореи-1981

Касаткин-Студентка из Кореи-1981

.

Касаткин-Девушка с Кавказа-1982

Касаткин-Девушка с Кавказа-1982

.

Касаткин-Ветеринар-1984

Касаткин-Ветеринар-1984

.

Касаткин - Отец и сын Шимонисы

Касаткин – Отец и сын Шимонисы

.

Касаткин - Густав Синкер из Праги-1980

Касаткин – Густав Синкер из Праги-1980

.

Касаткин - Портрет жены-1983

Касаткин – Портрет жены-1983

.

Касаткин - Архитектор А.Асенов-1981

Касаткин – Архитектор А.Асенов-1981

.

Касаткин - Словачка из Кошице-1980

Касаткин – Словачка из Кошице-1980

.

Касаткин - Стоматолог А.Каралюнене-1983

Касаткин – Стоматолог А.Каралюнене-1983

.

Касаткин - Учительница В.Чигинскайте-1983

Касаткин – Учительница В.Чигинскайте-1983

.

Касаткин - Кавалер десяти орденов Г.М. Фанталов-1984

Касаткин – Кавалер десяти орденов Г.М. Фанталов-1984

.

Касаткин -Рабочий С.Ракаускас-1983

Касаткин -Рабочий С.Ракаускас-1983

.

Касаткин - Туркменка-1983

Касаткин – Туркменка-1983

.

Касаткин - Портрет воспитательницы-1990

Касаткин – Портрет воспитательницы-1990

.

Касаткин - Перед спектаклем-1983

Касаткин – Перед спектаклем-1983

.

Касаткин - Кузнечный цех-1978

Касаткин – Кузнечный цех-1978

.

Касаткин - Хоккей-1982

Касаткин – Хоккей-1982

.

Касаткин - Освобождение Каунаса

Касаткин – Освобождение Каунаса

.

Касаткин - Освобождение Шауляй-1982

Касаткин – Освобождение Шауляй-1982

.

Касаткин - Смерть командира-1984

Касаткин – Смерть командира-1984

.

Касаткин - Победа под Жальгирисом-1983

Касаткин – Победа под Жальгирисом-1983

.

Касаткин - Земля моего детства. Гаврилов-Посад-1976

Касаткин – Земля моего детства. Гаврилов-Посад-1976

.

Касаткин - Ячменное поле. Суздаль-1983

Касаткин – Ячменное поле. Суздаль-1983

.

Касаткин - Покров на Нерли

Касаткин – Покров на Нерли

.

Касаткин - Утро в Ярославле-1981

Касаткин – Утро в Ярославле-1981

.

Касаткин - Ростов Великий-1983

Касаткин – Ростов Великий-1983

.

Касаткин - Кирилло-Белозерский монастырь-1978

Касаткин – Кирилло-Белозерский монастырь-1978

.

Касаткин - Загорск-1984

Касаткин – Загорск-1984

.

Касаткин - Кижи-1983

Касаткин – Кижи-1983

.

Касаткин - Псков. Средняя башня-1983

Касаткин – Псков. Средняя башня-1983

.

Касаткин - Северный подъезд к гостинице Россия, 1982 г.-

Касаткин – Северный подъезд к гостинице Россия, 1982 г.-

.

Касаткин - Старый Каунас-1982

Касаткин – Старый Каунас-1982

.

Касаткин - Таллин-1983

Касаткин – Таллин-1983

.

Касаткин - Галерея Уффици во Флоренции-1982

Касаткин – Галерея Уффици во Флоренции-1982

.

Касаткин - Осенний дождь во Львове-1981

Касаткин – Осенний дождь во Львове-1981

.

Касаткин - Синагога 12 века в Праге-1978

Касаткин – Синагога 12 века в Праге-1978

.

Касаткин - Театр Ла Скала, Милан-1982

Касаткин – Театр Ла Скала, Милан-1982

.

Касаткин - Уголок Вильнюса-1983

Касаткин – Уголок Вильнюса-1983

.

Касаткин. Ресторан Меридиан в Клайпеде, 1978 г.-

Касаткин. Ресторан Меридиан в Клайпеде, 1978 г.-

.

Касаткин - Усадьба Архангельское под Москвой-1983

Касаткин – Усадьба Архангельское под Москвой-1983

.

Касаткин - В Нижнем парке усадьбы Архангельское под Москвой-1983

Касаткин – В Нижнем парке усадьбы Архангельское под Москвой-1983

.

Касаткин - Гурзуфский пейзаж-1981

Касаткин – Гурзуфский пейзаж-1981

.

Касаткин - Сочи, у моря-1981

Касаткин – Сочи, у моря-1981

.

Касаткин - Приморские сосны-1981

Касаткин – Приморские сосны-1981

.

О Владимире Касаткине
Автор: Эляна Суодене, Валентина Боцуло

НАВЕКИ РАНЕННЫЙ ВОЙНОЙ

dsc_8109-КасаткинЧасто в городе можно встретить этого человека – фигура вся устремлена вперёд, походка даже сегодня стремительна. Ветеран войны, художник с мировым именем Владимир Васильевич Касаткин – каунасец. Сегодня, в канун Великого Дня Победы над фашизмом, как дань величайшего уважения и признательности Мастеру, прославившего наш город в своих полотнах, неутомимого собеседника кардинала В. Сладкявичюса, автора широко известной картины, посвящённой Грюнвальдскому сражению, с пожеланиями здоровья, жизненных и творческих успехов, редакция предлагает читателям небольшой экскурс в жизнь и творчество Художника. Владимир Васильевич Касаткин – сын русского офицера царской армии. Ребёнком Касаткин чудом избежал смерти, а юность прошла на полях сражений. Три тяжёлых ранения и контузия дают о себе знать и сегодня. После войны художник теряет зрение, однако судьба милостива к будущему Мастеру – зрение вернулось.
С 1947 года Художник живёт в Литве, ставшей ему второй Родиной. Здесь он работает театральным художником, участвует в многочисленных выставках. Художник немало может поведать о неизвестных широкому кругу деталях создания послевоенного литовского театра – например, о том, как бесценные сегодня декорации работы Добужинского в те времена уничтожались, когда отживал свой сценический срок спектакль.
Из Каунаса В.В. Касаткин был приглашен в Одессу на должность главного художника города – читатель, прикиньте в уме, какого масштаба личность могла стоять в качестве первого главного художника Одессы! Несомненно, яркость, самобытность натуры, способность мыслить концептуально, глобально и самостоятельно были налицо!

Касаткин - Портрет кардинала В.Сладкявичюса

Касаткин – Портрет кардинала В.Сладкявичюса

Взгляните, читатель, на портрет кардинала В.Сладкявичюса, принадлежащий кисти В.Касаткина – и Вы увидите, что столь глубинное чувство внутренней сосредоточенности и просветлённости может быть передано только таким Мастером, которому самому подобные состояния души человеческой сродни!
Некий трансцендентный покой и смиренность, некая нежность ко всему тварному и нетварному отражена на этом удивительном лице кардинала!

И совсем другая энергетика пронизывает другое полотно кисти Владимира Касаткина – написанное в 1981-1983 годы в честь 600-летия победы под Грюнвальдом (Жальгирисом)!

Касаткин - Витязь на коне (Победа под Жальгирисом).

Касаткин – Витязь на коне (Победа под Жальгирисом).

Это были времена так называемого застоя, когда столь немногие литовские художники решались представлять Витаутаса в качестве национального героя – в центре картины с мечом в руках на коне! Ведь в столь многих культурных традициях Витязь на коне – это символ государственности! Заступился тогда перед функционерами от искусства за художника профессор скульптор Константинас Багдонас.
Да, да, написать это художественное полотно, выделив Витаутаса в центре картины, а все остальные фигуры скомпоновав треугольником и подчинив ему, князю Великому Витаутасу, Мастера побудило патриотическое чувство – чувство признательности и любви к Литве, чувство исторической справедливости – по свидетельству самого художника, замысел создания картины возник после просмотра кинокартины «Крестоносцы» польских кинематографистов, посвящённой этой теме, где победа всецело почти приписывалась Йогайле!
Чтобы написать эту работу, художник обратился к историческим хроникам – на русском, литовском, польском, немецком, чешском, татарском и других языках!

Касаткин - Мальчишки

Касаткин – Мальчишки

Когда думаешь о судьбах русской интеллигенции, немало сделавшей для прославления Литвы в Европе и мире, видишь и связь времён – узнав, что, войдя в часовню Его Преосвященства кардинала Сладкявичюса Владимир Васильевич Касаткин воскликнул: “Как здесь прекрасно, я бы здесь крестился!“, а по истечении некоторого времени действительно был крещён кардиналом В. Сладкявичюсом, кардинал тогда же окрестил и внучку Художника Владу-Марию – невольно вспоминается и другой знаменитый каунасец, Лев Платонович Карсавин, много лет отдавший академическому Каунасу по выдворении из России на одном из философских пароходов. В лагере Абезь последнюю исповедь у философа Карсавина принял католический священник, а на шее были у Карсавина два креста – один православный, подаренный соузником и учеником А.А. Ванеевым – и второй – католический, одетый на шею Карсавина католическим священником, также солагерником!
Вот они – истинные сердца и умы, принадлежащие всему миру как предел парадигмы человеческой, вот они – пассионарии, способные умом и сердцем своим объять и любить весь мир, обогащая и нас своими переживаниями и осмыслением дней прошлых, будущих, а также дня сегодняшнего!
Художник Касаткин – эрудит, прекрасно знает как русскую литературу, так и всемирную историю живописи. Так, рассказывая о проблемах, возникших при написании портрета кардинала В. Сладкявичюса, художник обронил, что труднее всего было передать колорит красного цвета облачения Его Преосвященства . “Только Эль Греко удалось овладеть красным цветом!»

Kasatkin-229.

Касаткин - Собор

Касаткин – Собор

Да, действительно, художник передаёт прозрачность и неба, и воды на многочисленных своих полотнах. Кисти художника принадлежат работы, где запечатлена старая архитектура России, Литвы и Европы.
А сколько православных икон художник прямо-таки спас, уберёг от уничтожения! Коллекцию, которая включала в себя 100 икон, он преподнес в дар Литве!!!

Касаткин - Дождь

Касаткин – Дождь

Третьяковской галерее, пожелавшей приобрести работы художника, выполненные, как и подобает воистину Мастеру!

Касаткин - Старый Каунас, 1990 г.

Касаткин – Старый Каунас, 1990 г.

.

Касаткин - Париж, 1992 г..

Касаткин – Париж, 1992 г..

.

Кисти художника Касаткина подвластны не только секреты импрессионизма, он является признанным мастером портрета:

Касаткин - Портрет жены-1983

Касаткин – Портрет жены-1983

Касаткин - Автопортрет, 1976 г.

Также картины художника находятся в Центральном Историческом музее в Москве, Красная площадь 1 и в Центральном музее Великой Отечественной Войны на Поклонной Горе. Участие во многих всесоюзных выставках приносит признание в Большом искусстве. Союз художников СССР в Москве издает в 1981 году подборку открыток его работ, в 1986 году альбом «В.Касаткин», а в 1987 г. альбом «Я прошел по той войне».

http://www.ruskaunas.lt/index.php?option=com_content&view=article&id=92:2013-07-10-20-27-49&catid=41:2009-11-13-10-23-14&Itemid=63

.

=======================================

ВЛАДИМИР КАСАТКИН: “Я ПРИСТРОИЛСЯ К ГЕНИЯМ…”

Галим СИТДЫКОВ

Великий русский поэт Н.Некрасов определил, на мой взгляд, самый высший критерий в оценке человека: “Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан”.
В боях за освобождение Литвы командир роты гвардии старший лейтенант Владимир Касаткин был в третий раз тяжело ранен и контужен. На время потерял зрение. Вглядитесь пристально в путь, пройденный этим человеком. Он инвалид Великой Отечественной войны, зрение удалось восстановить лишь частично. И, вопреки всему, наперекор всему, он – художник и гражданин. Литва, Каунас для него, уроженца России, стали настоящим родным домом. С этим краем и его людьми связано становление художника и гражданина, его творческая биография.
Он участвовал в 13 всесоюзных выставках, во многих международных, число выставок в Литве трудно поддается учету. 22 картины художника хранятся в Ивановском областном музее, немало картин в других музеях, в театрах Литвы, частных коллекциях , а одна картина хранится в пристанище гениев – в Третьяковской галлерее. В скором времени у художника ожидаются гости из Русского музея Санкт-Петербурга. Цель одна: посмотреть и подобрать лучшие картины для экспозиции.
Несколько лет назад, уже будучи в солидном возрасте, великолепный портрет Александра Пушкина на большом полотне размером 1,5 на 2 метра, художник подарил Каунасской средней школе имени А.Пушкина.
В.Касаткин – профессиональный художник, но открытый всем ветрам. У него свое мнение, часто неординарное, по многим вопросам.
Когда мы встретились с ним в мастерской художника, обвешанной беспросветно картинами, В.Касаткин, увлекаясь по-юношески, рассказывал мне о том. что его волнует в процессах социальных, хозяйственных, глобальных, вспоминал войну, которая оставила в памяти свой жестокий след, и совершенно неохотно, торопясь по делам, согласился отвечать на вопросы, связанные с творчеством.
– Владимир Васильевич, скажите, что по-Вашему важнее: талант или трудолюбие?
– Важно и то и другое. Основа – талант. Хороший художник, в смысле талантливый, иногда сделает плохую картину. Плохой художник хорошую картину – никогда! Но трудолюбие – большое дело. Как говорится в народе, сделай раз сто – получится просто.
– Как Вы полагаете, чем отличается, в принципе, модное искусство от классического?
– Мне нравится по этому вопросу высказывание знаменитого литовского режиссера Мильтиниса. Он говорил, что модное очень скоро становится старым, а классическое искусство не стареет, оно вечно. Будучи режиссером Паневежского театра, он создал свою студию для подготовки актеров и никого со стороны не брал.
– – Очевидно, Вы знакомы с руководителями Русского центра имени Мстислава Добужинского Валерием и Еленой Бережок? Как Вы оцениваете их работу по эстетическому, художественному воспитанию детей и молодежи?
– Положительно. Они прошли большой путь, проделали большую работу. Каждый хочет утвердить себя в своем деле. Без честолюбия в искусстве, в творчестве, в достижении благородной цели – невозможно.
Но есть люди, которые критически не относятся к себе, а других критикуют с апломбом с удовольствием.
– Не приходила ли и Вам идея создать свою художественную школу для обучения молодежи, передачи собственного опыта, художественных приемов?
– В начале 60-х у меня была своя студия, но преподавать мне не понравилось. Это очень тяжелая работа – учить других. Я понял, что на такое дело не способен.
– К какому художественному стилю Вы сами относите свои полотна?
– Я отношу свою живопись к импрессионизму.
Импрессионисты первыми вышли на пленэр и передали вибрацию воздуха. Образец – “Туман” Моне. И дождь передали. Дождь в живописи – это словно аккорды в музыке. Писать воздух легко, быстро, без поправок – это прекрасно. Картина создается в один сеанс. Такой стиль называется “а ля прима”. Мне лично такая техника по душе.
– Как Вы относитесь к свободе творчества?
– Искусство всегда, вольно или невольно, должно подчиняться заказчику. То церковь была заказчицей, то правительство, то идеология. Главное в искусстве – реализм. Репин написал “Военный совет” по заказу царского правительства. Эта картина – вершина портретного искусства. Стиль играет вторую роль, а главное – реализм.
У Серова портрет Николая второго – я вообще поражен этим портретом – показывает всю немощность, сентиментальность императора. Когда он писал портрет, к нему подошла жена царя Мария Федоровна. Она увлекалась живописью и начала ему советовать. Серов протянул ей кисть: “Пишите сами”.
– Почему, все-таки, говорят, что художник “пишет” картину, а не “рисует”?
– Очень просто, потому что это – живо-пись. Пишут и музыку, и книги, и иконы – все пишется. Но любой живописец – прекрасный рисовальщик.
– Кого из современных художников-портретистов Вы поставили бы в пример для молодежи? Мне лично таким представляется А.Шилов.
– У него живописи нет. Он – рисует. У него глаз, как фотоаппарат. Колорита даже нат. У него ноль живописи.
Однако мне удивительно, почему Магомет был против художников?
– Вероятно, он опасался, что на его портреты начнут молиться, как на иконы Иисуса Христа. Он же себя признавал только в качестве посланника Бога, но не сына Божьего. А как Вы относитесь к религии?
– Был бы Бог – не было бы религии.
– Но есть же, какая-то высшая духовная субстанция?
– Есть, но она недоступна для человеческого разума.
– Много ли значит поддержка семьи для художника?
– Семья влияет. Жена долго не принимала меня всерьез, пока не появился успех в творчестве, начались выставки, появилось признание. А когда появились мои альбомы на витрине книжного на Лайсвес аллее, она стала даже гордиться мною.
– Может поэтому Ваша дочь не стала художником?
– Дочь Наталья стала социологом, преподает в Вильнюсском университете. Часто я вижу ее по телевидению с комментариями политических событий. А вот внук Артурас пошел по моим стопам. Он занялся сценографией, пишет декорации для театров Вильнюса, Каунаса, Клайпеды. Окончил Академию художеств, учится в докторантуре.
– Вы удовлетворены своим творчеством? Считаете ли, что реализовали себя и являетесь счастливым человеком?
– Я всегда сомневаюсь. Есть и сейчас неудовлетворенность. Быть уверенным в себе – это счастье, но счастливый – это дурак. В принципе, если картина меня не раздражает, она висит в мастерской, дома. А если раздражает, освобождаюсь. Мой “Автопортрет” пришелся ко двору Третьяковской галлерее. Так я пристроился к гениям…
– Какое свое достижение как художника считаете самым главным, высшим?
– “Победа при Грюнвальде”. Эта картина представляется мне одной из главных в моем творчестве.
Достойным любого музея по исполнению, манере и той легкости, которой он мне дался, считаю “Портрет жены”.
Хорошо удался мне портрет кардинала Винцентаса Сладкявичюса. Портрет ушел в частную коллекцию. Я работал над ним пять лет. После знакомства мы с кардиналом сразу почувствовали симпатию друг к другу. Он излучал спокойствие, тепло, благожелательность. В нем я увидел человека, который действительно переживает за судьбу Литвы, за духовное возрождение нации.
В.Сладкявичюс не сразу согласился мне позировать, убеждая в том, что есть дела важнее. Впоследствии, портрет кардинала был представлен Папе римскому Павлу Иоанну второму во время его пребывания в Литве.
– Нам стало известно, что Вы подарили картину “Освобождения Шяуляя в 1944 году” Центральному музею Великой Отечественной войны 1941-1945г.г. в связи с 60-летием Победы. Кто был инициатором? Вы лично?
Это произошло по инициативе сотрудников музея, которые обнаружили репродукцию картины в альбоме, изданном в Москве в 1986 году. За помощь в оформлении дарственной и отправке картины я очень благодарен послу России в Литве Борису Цепову.
И последний вопрос: что Вас, как гражданина Литвы, больше всего радует и что больше всего огорчает в современной жизни?
– Радует, что Литва вошла в состав европейских народов и получила шанс стать процветающим демократическим государством. Современная Европа, пережив в своей истории не один Грюнвальд, плюс две мировые войны, стремится к единению народов и сотрудничеству.
А что мне больше всего не нравится? Врут о прошлом теперь страшно. Жадность невероятная. Хитрость. А хитрость – это подлость. Все это меня огорчает. Цели поставлены благородные, но средства выбираются – не всегда достойные.
– Благодарю Вас, Владимир Васильевич, за беседу и желаю Вам здоровья и новых творческих удач.
Беседовал Галим СИТДЫКОВ,
Каунас

http://www.derzavinklub.lt/old/vladimirinterviu.html

Kasatkin 08 (Large).

Kasatkin 07 (Large)Kasatkin 02 (Large).

И он все жизнь остается солдатом
Литовский курьеръ http://old.kurier.lt/?r=26&a=5198
№37 (812) 16 Сентября
Автор Анатолий Иванов
«Дано бомбардиру 9-й роты 210 Владивостокского крепостного артиллерийского полка Василию Касаткину за успешное окончание полковой учебной команды. 14 дня 1912 года во Владивостоке. Командир полка – полковник (подпись неразборчива)».

Вот такой удивительный, почти столетней давности документ висит в гостиной у Владимира Васильевича Касаткина на почетном месте. Не на виду, дабы вошел – а в глаза тебе царская грамота, увитая знаменами, увенчанная великодержавными двуглавыми орлами. Но и не в углу, чтобы уж вовсе не заметить. Одним словом, висит там, где и положено. Рядом – медали и Георгиевский офицерский крест, полученный в Первую мировую войну за страшный бой на втором форте каунасской крепости.

Касаткин - -5198_- Так уж судьба распорядилась, что в нашей типично русской, типично интеллигентной, творческой семье, был сильный военный ген. Все мужчины воевали. Отец после Владивостока был переведен бомбардиром в каунасскую крепость, артиллеристом прошел войну, но от революционных событий 1917 года решительно отмежевался, в Гражданской войне не участвовал. После революции тихо учительствовал, потом работал завхозом.

Брат Иван, как и очень большая часть молодежи того времени, был очарован, страстно влюблен в авиацию. Начинал он войну под командованием Василия Сталина, быстро стал командиром звена, затем командиром эскадрильи. Война для Ивана Васильевича закончилась под Берлином, когда 15 марта он, будучи командиром штурмового авиаполка, погиб в бою.

А мне пришлось стать пехотным лейтенантом. Сначала взводным, в феврале 1945 года в Восточной Пруссии – командиром стрелковой роты 67-го отдельного полка, приданного 18-й гвардейской дивизии.

СПРАВКА «ЛК»: Из ныне здравствующих в Литве ветеранов Великой Отечественной войны лишь двое были командирами стрелковых рот.

Рядом с отцовскими наградами размещены и боевые награды самого Владимира Васильевича. Судя по ним, фронтового лиха на долю моего собеседника выпало немало. Чуть позже мне расскажут: было в боевой биографии всякое. Например, летом сорок пятого, уже будучи офицером для связи при Генеральном штабе, вез старший лейтенант Касаткин из Москвы на Дальний Восток пакет. Обычный – если о пакете с документами Генштаба вообще можно говорить «обычный». Солидный пакет: из плотной бумаги, опечатанный тяжелыми сургучными печатями. Такой почты офицеры связи за войну возили-перевозили тысячи. Но эта, адресованная генерал-лейтенанту Кузьме Николаевичу Деревянко, была особой.

Здесь ради сохранения интриги позволю себе небольшую историческую справку:

После взятия Берлина и капитуляции Германии в течение двух месяцев на Дальний Восток и в Забайкалье с Запада было переброшено около 136 тысяч вагонов с войсками и военными грузами. Группировка советских войск здесь была доведена до 1747 млн человек. На ее вооружении имелось более 29,8 тысячи орудий и минометов, 5250 танков и самоходно-артиллерийских установок, 5171 боевой самолет. С этой армадой Россия должна была вступить в войну с Японией, поскольку на Ялтинской конференции Рузвельт и Черчилль повторно обратились к Сталину с такой просьбой.

Среди прочих военачальников управлять этой армадой должен был и Деревянко. Он уже ехал в эшелоне на Дальний Восток, но в Чите генерала неожиданно сняли с поезда представители транспортной комендатуры, ссылаясь на приказ из Москвы.

На перроне Деревянко ожидал генерал-полковник Семен Иванов. Через полчаса оба были у маршала Советского Союза А. Василевского. Александр Михайлович вручил генералу шифрограмму, подписанную Сталиным и начальником Генерального штаба А. Антоновым: Деревянко назначается представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке при американском генерале Дугласе Макартуре.

2 сентября 1945 года от имени Советского Союза генерал-лейтенант Деревянко своей подписью скрепил акт о капитуляции Японии. Военная кинохроника зафиксировала это событие в мельчайших подробностях. Вот на палубу «Миссури», хромая и опираясь на палку, поднимается по трапу министр иностранных дел Мамору Сигемицу. За ним генерал Есидзиро Умедзу и восемь других персон. С суровым выражением лица произносит вступительное слово Макартур, к столу подходят поочередно подписывать акт представители стран-союзниц. Процедура заняла 20 минут.

При чем здесь Касаткин? Существует стойкое, никем не доказанное, но и не опровергнутое мнение, что именно старший лейтенант Владимир Касаткин привез генерал-лейтенанту Кузьме Деревянко последние инструкции Сталина. Может быть – даже сталинский вариант текста акта о капитуляции.

И этот легендарный человек, одетый совершенно по-домашнему, сидит напротив меня и рассказывает о прожитой жизни, не упуская мельчайших подробностей. Здесь не очерк – роман писать можно: так много всего необычного, нетипичного уместилось в прожитые годы.

Касаткин - Витязь на коне (Победа под Жальгирисом).

Касаткин – Витязь на коне (Победа под Жальгирисом).

Вдруг заговорили о юбилее битвы при Грюнвальде. Владимир Васильевич прытко встал, потянулся за громадным альбомом, раскрыл.

– Вот картина, которую я писал два года. Закончил в 1983 году. Знаете, какой скандал был, сколько брани услышал в свой адрес?

Ничего удивительного. Всмотрись внимательно, читатель. Изобразить Витаутаса в центре картины как национального героя, на фоне хоругви с изображением православного Спаса Нерукотворного и знамени с изображением скачущего всадника – кому это в годы застоя могло понравиться? Ведь во многих культурным традициях витязь на коне есть символ государственности!

– И вот за эту работу при советской власти меня морально унижали, не принимали в Союз художников. А при нынешней в год юбилея Грюнвальда о Касаткине никто не вспомнил. Это еще большее унижение.

Что поделаешь, Владимир Васильевич. Как часто пишут сатирики, художника всякий может обидеть…

Касаткин – художник с очень большой буквы. Мастер. Картины его кисти хранятся в Третьяковской галерее, музее Истории Москвы, в новом музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Он – участник многих всесоюзных выставок. В 1981 году Союз художников СССР издал подборку открыток с репродукциями его работ, через пять лет – альбом «В. Касаткин», два года спустя – альбом «Я прошел по той войне». Громадный, может быть, даже единственный в своем роде, цикл полотен посвящен исчезающим архитектурным шедеврам России, Литвы, Европы. Общесоюзное, а теперь и общеевропейское признание – чего еще может желать мастер?

Как и всякий русский интеллигент – справедливости. Мне в пример приводит французского короля Людовика ХIV, который не только сказал «если солдат пострадал за государство, то государство должно заботиться о нем до конца жизни», но и построил первый дом инвалидов.

Откровенно говоря, я не слишком улавливаю, куда клонится нить беседы, но уже через минуту слушаю, что называется, раскрыв рот.

Касаткин в Восточной Пруссии принял роту. Особо времени на анализ ситуации не было. Рота нестандартная, восемьдесят человек. Шли последние бои на подступах к Кенигсбергу. Роту без раскачки бросили в бой.

СПРАВКА «ЛК»: Уже несколько раз рассказывали мы о фронтовых судьбах участников операций в Восточной Пруссии. Например, об артиллерийском разведчике Викторе Николаевиче Рыбакове, о пехотинце Антоне Ивановиче Глухове. Тем не менее, есть смысл напомнить некоторые факты.

Лучшим и наиболее полным исследованием боевых действий в Восточной Пруссии и штурма Кенигсберга среди специалистов считаются мемуары генерала армии К. Галицкого «В боях за Восточную Пруссию: Записки командующего 11-й гвардейской армией». Кузьма Никитович использует многочисленный архивный материал, а также личные воспоминания участников боев.

Но в масштабном, очень добросовестном анализе просто нет места частному боевому эпизоду, случившемуся в конце зимы 1945 года.

– Стоят они передо мной, и я, всматриваясь в их лица, вижу тяжелые печати судьбы. Старшина поясняет: это сплошь бывшие военнопленные, уже искупившие вину в штрафных батальонах.

Разновозрастные, в разных воинских званиях, а взводным – старший лейтенант. Как? Почему? Лейтенанты, а то и младшие ротами командуют, а здесь старлей – взводным. Потом выяснил, что командир взвода – смершевец, приставленный и ко мне, и к моим подчиненным.

Что я мог им сказать? Мне показалось, что я – мальчишка перед этими невесть что пережившими людьми.

Владимир Васильевич привычно берет бумагу и карандаш, начинает чертить.

– Река. Мост. Наш исходный рубеж. Впереди – мощный немецкий опорный пункт, расположенный на господствующей высоте. Задача полка – взять опорный пункт штурмом.

Вечером мою роту передислоцировали к мосту для его охраны. Мост – единственная артерия, по которой может подойти подкрепление.

Что характерно: действовали мои солдатики молча, беспрекословно, негромко перекидываясь короткими фразами. Команды выполнялись мгновенно. Окопались, заняли оборону.

А впереди, у проклятой высоты идет бой. Бросили туда весь полк без моей роты и положили его полностью.
Утром подтягивают связь, получаю приказ: при поддержке двух танков и двух самоходных орудий штурмом опорный пункт взять. Возьмешь, лейтенант, – Героя получишь…

Дальше все было, как в кино, когда пленку крутят то быстрее, то медленнее. Самоходные орудия дали прикурить, пехоту посадили десантом на танки – и вперед!

Бегу и вижу: старший лейтенант с отделением автоматчиков за нашими спинами в окопе пристраивается. То есть чтобы назад бежать, стимула не было. Вот такой на практике приказ «Ни шагу назад получился».

Что еще запомнилось? Пленных много взяли, а в штаб привели только троих. Это уже не сытый и уверенный в себе немец был, а тотальники. Один чуть не старик, бледный, жилистый. Другой пацан лет шестнадцати, бледный от страха. А вот третьего не запомнил. Некогда было, потому что немцы начали огневой налет, чтобы отбить утраченный узел обороны. И я попал под разрыв. Жив чудом остался, еще и немцев-пацанов спас. Из роты моей, наверное, мало кто выжил…

В эту минуту я понял, почему фронтовик Касаткин даже в самые большие праздники не надевает боевых наград. Вместо них Владимир Васильевич носит нашивки за ранения.

Фото из личного архива Касаткина

 

ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА ВАСИЛЬЕВИЧА КАСАТКИНА

Когда уходит человек, остаются его дела и память, которую он оставляет в сердцах людей.

В.В. Касаткин соединял в себе множество человеческих качеств, порой взаимоисключающих друг друга. Люди, к которым он был расположен, могут немало рассказать о его личности, столь многие амплитуды души он умел задеть.

В.В. Касаткин был очень привязан к внуку, внучке, правнучке, зятю Шарунасу Шимонису, и эта привязанность так же соединяла в себе множество оттенков, как и его живописные полотна.

Печаль об утрате дочери Натальи Касаткиной и супруги Клавдии Исидоровны была неизбывна.

Он часто сравнивал себя с одиноким деревом в поле, способном перенести столько бурь.

В последний год жизни В.В. Касаткин был частым гостем заседаний Каунасской поэтической студии “Поэтоград”, любил слушать песни, любил сам петь, любил быть в центре внимания, то рассказывая о войне, то читая монолог из пьесы М. Горького “На дне”, то сопереживая происходящему.

В оценках он был категоричен, но некая детская чистая искренность скрашивала острые углы.

В.В. Касаткин был интересным собеседником – его нестандартные тонкие наблюдения о жизни и людях, окружавших его, о писателях и поэтах, о композиторах, о художниках – предпочтение он отдавал уроженцу Литвы Левитану – свидетельствовали об эрудиции.

Утрату духовности современным миром В.В. Касаткин переживал особенно остро.

Это был человек парадоксов – достаточно сказать, что крестил его сам кардинал Сладкявичюс, с которым его связывали многолетние беседы.

В.В.Касаткин был тесно связан с литовской культурой, являясь заслуженным меценатом Литвы.

Так и совмещал этот незаурядный человек в себе множество векторов – от фронтовика до заслуженного мецената Литвы, от художника, чья картина находится в Третьяковской галерее до изживающего драму Бытия больного человека, которому столь необходимы были человеческие тепло и участие.
От имени редакции – Эляна Суодене

 

 

 

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gavposad-kraeved.ru/kasatkin-vladimir-vasilevich-xudozhnik-uchastnik-velikoj-otechestvennoj-vojny/

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.