«

»

марта 18 2014

Распечатать Запись

1623 год, 22 октября. Жалованная сводная грамота

1623 год, 22 октября. Жалованная сводная грамота
6 votes, 5.00 avg. rating (99% score)

1623 г. октября 22. — Жалованная сводная грамота царя Михаила Федоровича Владимирскому Рождественскому монастырю.(деревня Урусобино)

Божиею милостию мы, великий государь царь и великий князь Михаил Федорович, всеа Русии самодержец, пожаловали есмя богомолцов своих Рожества пречистые богородицы и преподобнаго великого чюдотворца Олександра Невского, что в Володимере, архимарита Перфириа з братиею, или хто по нем в том монастыре иный архимарит и братия будут.
В прошлом во 131-м году по нашему указу положили они перед нами жаловалную грамоту блаженные памяти деда нашего государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии 85-го году за приписью дьяка Степана Лихачева, и в 92-м году дяди нашего государева на государево царево и великого князя Федора Ивановича всеа Русии имя та грамота подписана; а в той жаловалной грамоте написано:
Вотчина их монастырьская в Володимере на посаде сорок дворов, да в Володимерском уезде в Ополском стану село Новгороцкое, село Горицы, село Ковалево, селцо Семеновское з деревнями — деревня Воронцово, деревни Варшинские, село Арбузово з деревнями — в Славцове деревни, да за рикою за Клязмою деревни по Высокой реке, да по Раменнице, да в Медушах селцо Пересекино з деревнями; да в Суздалском уезде село Весь, село Улола, село Василково, село Кощеево, селцо Баскаково, деревня Урусобино; да в Муромском уезде село Пестенкино з деревнями; да у них же на Холую две варницы соляных, да двор монастырьской, да рыб¬ные ловли на реке на Оке в Подвязье.

Да они ж положили перед нами нашу жаловалную грамоту 123 году, за приписью дьяка Добрыни Семенова; а в той нашей жаловалной грамоте написаны те ж их монастырьские вотчины, что написаны деда нашего государева государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии в жаловалной грамоте, да монастырьская ж вотчина в Московском уезде в Шахове стану село Шахово, Численое то ж; да к нему ж припущено в пашню деревня Тимонино да селище Власьево; да в Володимерском уездо селцо Ратмирово з деревнями, да в Санниче селцо Юрово с пустошми, да в Колпском стану деревня Борок, селцо Маслово, да в Ополском стану селцо Парфеньевское, Семеновское тож, да селцо Мосино с пустошми, да в Боголюбском стану деревня Горка з деревнями; да за посадом за речкою за Рпенью луги, сенные покосы, да рыбные ловли, река Клязма с озеры и с-ыстоки и з глушицы; да в Юрьевском уезде Полском в Боголюбском стану селцо Полашкино, да деревня Середниково; да в Стародубе Ряполовском пустошь Чернцы с пустошми, пустошь Матвеево с пустошми; да в Суздалском уезде в Тимошине Углу село Миколское в Полькех з деревнями, да деревня Крутое, да деревня Савино; да в Стародубском уезде на Криве Бору деревня Гридино з деревнями, да в Завидичах в Завражье деревня Фатьяново з деревнями, да полселца Васильева; да в-Ылмехотцком стану деревня Бурышино, да пустошь Ваулова на реке на Колакше.
Да они ж положили перед нами нашу ж жаловалную грамоту 125 году за приписью дьяка Ивана Шевырева, а в той грамоте написано:
Их монастырьская вотчина в Курмышском уезде под черным под Пьянским лесом на речке на Сундовике, да на речке на Настасье пустоши ис порозжих земель — пустошь Яковлевская да Ширяевская Ежовых с пустошми.
Да они ж положили перед нами жаловалную грамоту деда нашего блаженные памяти государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии за приписью дьяка Захарья Панфилова 61-го году, а в той жаловалной грамоте написано:
Монастырские их рыбные ловли — Подвяские воды — на реке на Оке с пески с Кичкиным, з Белным, з Быстрым, с Езовым — от Сеймы по Дудинские воды.
А по Нижегороцким книгам писма Федора Киселева с товарищи лета 7012 году написаны те Подвяские воды вверх по реке по Оке на луговой стороне:
выше Ломова острова песок Язовой, да выше Козья песку песок Быстрой, да выше Быстрого песку волошка Засуха, а протекла в Кляпбор; а на горней стороне против песку волошка Подвязская до Островца до Малово, да речка Подгорняя, да заводь Подвяская; да выше заводи Подвяскио песок Кичкин.
Да они ж ПОЛОЖИЛИ перед нами даную 62-го году, что дал им в монастырь по государеве цареве и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии грамоте князь Семен Гундоров Стародубской у Подвязских вод по-двор место на непашенной земле на пойме в длину тритцать сажен, а поперег дватцать сажен.
Да они ж положили перед нами сотную 52-го году с Володимерских книг писма Романа Обрасцова с товарищи за приписьми подьячих Савлука Иванова да Ивана Дмитреева, а в той сотной написано:
Вотчина их монастырьская в Володимерском уезде в Ополском стану село Веризино. под Кузячкою на реке на Содошке, да на реке на Рпени, на Олховом болоте, мелница домовая, да на реке на Клязме, на пойме в Заозерье двор монастырьской рыбным ловцом на приезд; да в Клековском стану пустошь Байгуша.
Да они ж положили перед нами купчюю 127-го году за приписью дьяка Ивана Шевырева, а в купчей написано, что продал в Рожественной монастырь нашь крестовой дьяк Иван Семионов двор свой на Москве в Кремле городе у Николских ворот.
И мы, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии самодержец, и отец наш государев, великий государь святейший патриарх Филарет Никитич московский и всеа Русии, из Володимеря Рожественого монастыря архимарита Перфирия з братиею пожаловали и велели им монастырьскою вотчиною селы и деревни, и починками, и пустошми, и дворы, и дворовыми мостами, и рыбными ловлями, и всякими угодьи владети о всем по-прежнему и по сей нашей государьской жаловалной грамоте. И с тое их монастырьские вотчины их монастырьским людем и крестьяном нашим никаких податей и денежных всяких поборов и казачьих хлебных запасов и кормов не давати, опричь ямских денег и стрелецких хлебных запасов и городового и острожного дела; а ямские им денги и стрелецкие хлебные запасы давати и городовое и острожное дело делати по писцовым и по дозорным книгам з живущего с сошными людми вместе.
Так же есми архимарита Перфирья з братиею пожаловали: Рожественного монастыря с вотчины осминничья, ни тукового, и закосу, и ямчюги не варят, ни мыта, ни тамги, ни весчего, ни померного, ни пятна, ни подымного не платят; и подвод у них не емлют, и с подводами на ямех не стоят, и кормов наших конских не дают, и лугов не косят, и хлеба пашего не молотят и не возят, и ямского двора не делают и не ставят; и на городе и на остроге и у городовых ворот сторожи их не стоят и не стерегут, опричь ратных вестей; и тюрем не ставят и у тюрем сторожи их не стоят и не стерегут; и целовалников к тюрьмам, и к губным делам, и к денежному збору, и к тамге, ни к мыту, ни к перевозу не емлют и мостов не мостят; и по рекам перевозов и мытов не дают; и к ямчюжному делу сору и дров не возят; ни с соцкими, ни с пятидесятцкими, ни з десяцкими и с черными людми всякого тягла не тянут и не делают; и на лоси и на медведи и на волки и на лисицы не ездят; и ловчие наши и охотники и псари в их монастырьскую вотчину не въезжают и станов не чинят, и сабак наших не кормят, и подвод и проводников не емлют. и поборов своих не берут. А как поедут из монастыря старцы и слуги на рыбную свою ловлю на Низ — на Оку в Подвязье, что сумеж з Дудинскими водами, и назад в монастырь, и они наших пошлин не дают.
И наместницы володимерские и суздалские и юрьевские и муромские и иных городов монастырьских старцов и слуг и крестьян не судят ни в чем, опричь душегубства и розбоя и татбы с поличным, и кормов своих не емлют; и доводчики и праведчики и их люди к ним не въезжают ни по что, ни поборов своих не берут; и денежные зборщики и посланники в их вотчину по данные денги и для всяких наших податей не въезжают. А случитца суд сместной тем их монастырьским людем и крестьяном з гороцкими или с волостными людми, и наместницы наши володимерские и суздалские и муромские и иных городов судят, а архимарит з братиею или их приказщик с ними ж судит; а прав ли будет или виноват монастырьской человек, и он в правде и вине архимариту з братиею или их приказщику; а наместницы наши и их тиуны в монастырьского человека не вступаютца ни в правого, ни в виноватого.
А кому будет чего искати на архимарите з братиею или на их монастырьских слугах и на крестьянех, или им на ком будет чего искати, ино их сужю яз, царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, или яз кому прикажут их судити.
А по нашему государьскому указу в судных делех искати им и отвечати в году на три сроки — на Рожество Христово, да на Троицын день, да на Семен день Летопроводца; а опричь тех наших указных трех сроков, на иные сроки их не судити и на поруки их не давати; а кто возмет и безсудную, или правую, или зазывную грамоту, или пристава не по тем нашим указным сроком, и те грамоты не в грамоты, а пристав езду лишен.
А случитца у них на их монастырьской земле какое душегубство, а не доищутца душегубца, и они дают веры за голову два рубли, а болши того монастырьским людем и крестьяном веры и продажи нет. А случитца у них в их монастырьской земле какое душегубство безхитростно — кого гром убьет, или хто в воде утонет или згорит, или кого зверь сьест, или з древа убьетца, или кого в лесу деревом заразит или мертвого водою к монастырьской земли принесет, или иною какою смертью умрет, а обыщут про то, что учинилось безхитростно, и монастырьским людем и крестьяном в том веры и продажи нет.
Также есми их пожаловали: воеводы наши и ратные и всякие проезжие люди в их монастырьских селех и в деревнях силно не ставятца, и подвод и проводников и кормов своих и конских у них силно не емлют; а кому у них случитца стати, и он корм свой и конской купит по цене, как ему продадут.
Также есми их пожаловали: к их монастырьским людем и ко крестьяном на пиры и на братчины нихто никакие люди пити незваны не ходят; а хто к ним придет пити незван, и они того незваного вышлют вон безпенно; а не послушает — вон не пойдет и учнет пить силно, а учинитца в том пиру какова гибель, и тому незваному та гибель платити без суда и без правды.
Также есми их пожаловали: их монастырьские люди и крестьяне наших повозов не возят, и на их монастырьских людей и на крестьян никоторых розметных дел не розметывают, и в съезжую избу на бумагу и на чернила и на свечи и дрова и подьячим и сторожом никаких зборных денег не дают.
Также есми их пожаловали: по нашему государьскому указу купити им всяких монастырьских годовых запасов на церковной обиход-воску пятнадцать пуд, ладану пять пуд, 40 пуд меду, да хлеба ржи и овса и всякого ярового по тысячи по пяти сот четьи на год; да в Нижнем, и в Казани, и в Астрахани, и в верховых городех 2000 пуд соли; 200 осетров мерных, 30 колух, 50 шеврюг, 10 пуд икры чорные, 300 пучков вязиги, 10 пуд рыбья жира, 200 мтей сущу белово, 500 пластей, две бочки пупков, 5 пуд молок, 5 пуд семги, 10 четьи снетков, 20 пуд масла коровья, 50 пуд хмелю; да железа и укладу и гвоздей на монастырьской обиход и на мелничную поделку на 20 рублев; да им же купити лошедей и коров и всякие животины на 100 рублев; и как оне те всякие монастырские годовые запасы учнут в которых городех покупати и возити в монастырь — лете в судне или на телегах, а зимою на санех, и с того их со всего монастырьского с покупного запасу и с судна, и с телег, и с возов, и с людей головщины, наших никаких пошлин не имати; а в котором городе сколко какова запасу, хлеба и соли, и рыбы, и воску, и меду, и иных каких запасов купят и сколь чего не докупят, и в городех воеводам нашим и дьяком и всяким приказным людем давати монастырьским купчинам отписки; а таможенным головам и целовалником у монастырьских купчин имати отписи, что им те всякие монастырьские годовые запасы купити однова на году, а не вдвое. А что сверх того нашего государьского указу какие запасы учнут покупати или что продавати, и с того их покупного и с продажного товару всякие пошлины имати по тому ж, как и с торговых со всяких людей по уставным грамотам.
Также есми их пожаловали: коли поедут из их монастырьских вотчин, из которого города ни буди, с монастырьскими запасы, а не с продажными, летом в судех или в телегех, а зимою на санех, и с того их монастырьского со всякого запасу наших никаких пошлин не имати и пропущати их везде безпошлинно.
А для береженья сю нашу государьскую жаловалную грамоту велели есми держати в монастыре в казне, а по городом для наших бояр н воевод и приказных людей велели есмя возити список за дьячьею приписью.
А где они сю нашу государьскую жаловалную грамоту и с сее нашие грамоты список за дьячьею приписью явят, и они явки не дают ничего.

А хто через сю нашу государьскую жаловалную грамоту архимарита з братиею и их монастырьских слуг и крестьян чем изобидит, и тому от нас, великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, быти в опале.
Дана ся наша государьская жаловалная грамота в нашем царствующем граде Москве, лета 7132-го октября в 22 день.
Диак  Прокофей Пахирев.
На обороте: Царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии самодержец.
По сставу рукой дьяка: А подписал государев царев и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии: Диак Прокофей Пахирев.
Внизу: Справил Кирилко Немцов.

Источник: Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси. Издательство Академии наук СССР, г.Москва, 1952 год.
Орфография и стиль сохранены, с адаптацией к современному правописанию.
Документ подготовил к публикации В.Е. Махалов.

Упоминание: деревня Урусобино, село Кощеево

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gavposad-kraeved.ru/1623-god-22-oktyabrya-zhalovannaya-svodnaya-gramota/

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.